Зависимость

🔓 З А В И С И М О С Т Ь 🔓

В зависимости (зависимом поведении) человек утрачивает свою спонтанность в отношениях, способность выбирать, жить в настоящем, если только он не объединён с кем-то или чем-то во вне. По сути, речь идёт об отсутствии свободы в отношениях (речь, конечно же, не о распущенности и вседозволенности).

Любой намёк на свободу у зависимой личности вызывает сепарационную тревогу. И единственный способ справиться с ней – обрести неразрывную связь с объектом зависимости (будь то вещество, гаджет, человек, работа и т.п.).

У зависимого человека будто бы нет своей контактной психологической границы – он либо держится поодаль (контр-зависимый тип) либо льнёт в удушающую тесноту отношений (зависимый тип).

Зависимый часто пытается найти в окружении идеализированный образ партнёра либо того, кто может быть назначен на роль «заботливого» родителя. Любая попытка отступления от идеала, воспринимается как вопиющая форма отвержения.

При глубокой зависимости в эмоциональной сфере доступны переживания, как правило, аффективного уровня (токсические формы вины, стыда, обиды, злости), а проявление более тонких эмоциональных состояний (смущение, грусть и т.п.) – редкое исключение.

В контакте с зависимой личностью много проективной идентификации, т.е. Другой в отношениях (порою незаметно для себя) начинает воспроизводить в отношениях некий навязанный сценарный план контакта, из которого ему хочется выскочить, а если возможности нет то, оставаясь, он постепенно принимает на себя обличие «тирана», поскольку исполняет навязанное амплуа.

В зависимой структуре звенит «расщепление» – невозможно воспринимать ни себя, ни другого в отношениях целостным, интегрированным. Отсюда в фоне отношений больше монохромной (черно-белой) колористики.

Зависимый – извечный страдалец из-за ощущения собственной плохости. Ему настолько невыносимо, что для избавления от этого гнёта он использует механизм проекции, когда это качество приписывается Другому в отношениях («он плохой – из-за него я страдаю»). И все силы уходят в большей мере на поддержание этого страдания, а не на поиск ресурсов и формирование опор для выхода из болезненной ситуации. Такова «побочка» сепарационной тревоги, нередко сопровождаемая «выученной» беспомощностью.

У зависимого нет уважения к границам, при чем ни к своим, ни к чужим. Это наследие, сформированное в его детско-родительских отношениях, когда он часто оказывался либо брошенным (отвергнутым), либо его собственные границы беспощадно попирались.

Казалось бы, элементарный вопрос «что ты хочешь сейчас?» ввергает его в ступор. Он не привык думать о своих желаниях и потребностях, ведь у него нет опыта слушать себя, нет опоры на собственную телесность.

У зависимой личности происходит «зависание» в точке выбора, ибо выбор – это ответственность, а на горизонте «маячит» возможная фрустрация (страх провала и неудачи). Более того, выбор обычно крайне поляризован («пан или пропал»), смежные варианты будто не доступны.

В зависимости много усталости. И если в ней уже дурно и невыносимо, то придётся расти, взрослеть.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.