Защитная забывчивость матери

Благословенны забывающие,

ибо они не помнят собственных ошибок.

Ф.В.Ницше


Ни одна мать не застрахована от

ошибок воспитания, в точности так же, как любой человек – от совершения ошибок в любой жизненной сфере. Ведь, как ни крути, несмотря на разные правила, которые мы усваиваем в детстве, жизнь по большому счету дается нам без подробных инструкций. 

Все бы ничего, но страдают дети, которые, в свою очередь, порой отчаянно сопротивляясь, все-таки наступают на родительские грабли, и семейно-родовая эстафета передается из поколения в поколение: стратегии воспитания то чередуются через поколение, то повторяются точь-в-точь. 

Ошибки воспитания могут быть незначительными, не имеющими критических последствий для развития личности ребенка. Они также могут быть кратковременными, когда родители осознают их и своевременно меняют родительские стратегии. Но бывает, что родители не признают своих ошибок ни тогда, когда дети маленькие, ни тогда, когда они выросли. Тем самым они психологически калечат маленьких детей, не задумываясь, как сложится их жизнь, когда они вырастут, и тем самым они теряют шанс улучшить отношения с повзрослевшими детьми. 

Когда со взрослыми детьми складываются отношения, далекие от удовлетворяющих обе стороны, не каждая мать находит причину в прошлом, в том, как она воспитывала ребенка.

Все ошибки воспитания забыты, вытеснены, вычищены из всех уголков сознания и в общении со взрослыми детьми звучит своеобразное “Яжмать”, мать, требующая от детей внимания, уважения, заботы и почитания. 

Замечено, что в большей степени претензии звучат в адрес взрослых дочерей. Вероятно, здесь немаловажную роль играет пресловутый эдипальный комплекс, способствующий тому, что взрослые сыновья скорее идеализируются матерью, чем обвиняются так, как это происходит в отношении дочерей.

Дочь с течением времени начинает догадываться, что большую часть неконструктивных привычных действий она приобрела в своей родительской семье, что во взрослой жизни она с завидным постоянством выбирает партнеров, которые часто отвергают ее так, как это делала ее холодная мать, что неуверенность в себе и/или избыточное стремление к совершенству выработались как компенсация, чтобы наконец почувствовать себя значимой и т.п. 

Защитная забывчивость матери

Когда приходят такие осознавания, то возникают вопросы к матери.

“Мама, почему ты никогда не интересовалась тем, что я хочу, что мне нравится? Ты никогда по-настоящему не была со мной!”

“Мама, ты всегда любила младшую дочь больше, а меня почти не замечала. Почему? Что во мне было не так?”

“Мама, ты все время хвалила моих подруг, все время сравнивала меня с ними, и сравнение почему-то всегда было не в мою пользу. Неужели я была такая никчемная?”

“Мама, ты всегда покупала мне только те платья, которые считала красивыми, а я хотела другие, но ты не слышала меня. Я для тебя была просто куклой?!” 

“Мама, почему ты никогда меня не защищала и делала вид, что ничего не происходит? Неужели я для тебя чужая?”

“Мама, я никогда не знала, как ты отреагируешь в очередной раз – за одно и то же ты то хвалила и целовала, то громко кричала и отталкивала меня. Что это было?” 

“Мама, почему ты вешала на меня свои проблемы, и я тревожилась за тебя вместо того, чтобы проживать счастливое детство?”

“Мама, как ты могла неделями молчать, наказывая меня? Неужели ты не понимала, как разрывалось мое детское сердечко?”

“Мама, ты всегда всем была недовольна, я боялась не угодить тебе. За что, за кого ты меня ненавидела?” 

Вопросов много, и многие, не описанные здесь, связаны с очень травматичным детским опытом.

Однако тогда, когда взрослая дочь решается поговорить с матерью, то нередко встречает сильнейший отпор, глухую защиту, а порой и агрессию. 

“Что ты придумываешь?” 

“Что ты из меня чудовище делаешь?!”

“Такого никогда не было и быть не могло!” “Я всю свою жизнь положила, чтобы вырастить тебя, а мне вместо благодарности претензии, спасибо, дитятко!”

“Что ты как помойная муха – все только о плохом вспоминаешь!”

Мать искренне не понимает, о чем идёт речь, она не допускает мысли, что дочь права, что многое было упущено ею как матерью, что были родительские ошибки, некоторые из которых, справедливости ради, были связаны с объективными внешними обстоятельствами, к примеру, большой загруженностью на работе из-за необходимости обеспечить безбедное существование семьи, из-за чего для ребенка оставалось мало времени.

Подобные факторы взрослые дети пересматривают достаточно легко, особенно если у них уже есть собственные дети и они знают, что такое совмещение карьеры, воспитания детей и ведения домашнего хозяйства. 

Они также понимают, что часто холодность или агрессия матери были связаны с чем-то, что не имело непосредственно к ним никакого отношения, и чувство несправедливости поднимает волну обиды и непонимания позиции матери. 

Возникает комплекс самых разнообразных чувств с обеих сторон.

Матери как будто невдомек, что она причиняла боль. Это она сейчас испытывает боль и праведный гнев из-за обвинений собственного ребёнка, которого она воспитала… Воспитала же!

Защищаясь от претензий, мать перестает слышать своего взрослого уже ребёнка. Она чувствует себя загнанной в угол и продолжает оставаться в глухой защите.

Разочарованные взрослые дети понимают в эти моменты больше, и при этом тоже испытывают много боли – мама не слышала тогда, она не готова услышать сейчас… Принося в кабинет подобные разочарования, практически все клиенты отвечают примерно одно и то же на мой вопрос “Что бы Вы хотели от матери сейчас? Каких слов или действий?”

Как правило, ответ звучит так: 

Всего-то, что мне теперь нужно – это, чтобы она признала факт своих ошибок…”

Когда мать готова выдержать непростой разговор со своими взрослыми детьми о той несправедливости, которую они предъявляют относительно травматичных детских историй, когда мать готова услышать и почувствовать боль, до сих пор живущую в душе взрослого ребенка, когда мать готова допустить и  признать ошибочность своих прошлых стратегий, она может даже одной фразой смыть большую часть токсичной обиды с души своего ребенка!

Каждый раз, когда мои клиенты собираются с духом на откровенный разговор с матерью, я поддерживаю их решение, предлагая не ожидать слишком многого, а сама мысленно не оставляю надежды, чтобы материнское начало победило, и мать смогла услышать своего взрослого уже ребёнка. 

Я заметила, когда мать искренне пытается соприкоснуться с детской болью своего взрослого ребёнка, динамика в психотерапии существенно отличается от тех случаев, когда мать боится обвинений и капсулирует свой страх почувствовать вину. Даже в сложных случаях эффективность терапии возрастает в разы, если взрослые дети были услышаны!



Не бойтесь чувства вины! Не бойтесь услышать своих детей! Не бойтесь попросить у них прощения!

Если чувствуете, что это сделать очень затруднительно, идите в терапию сами. Если боитесь идти в терапию, хотя бы признайтесь себе, что боитесь обвинений. А там, глядишь, сможете признаться в этом и ребенку, и тогда появится возможность диалога. 

Помните, что признание своих ошибок не означает необходимость тащить груз вины.  Именно  боли,через преодоление страха, чувства вины лежит в этом случае мостик к душе вашего взрослого ребенка. 

А сейчас вы, возможно, и представить не можете, насколько может быть ресурсным и теплым, по крайней мере, лучшего качества, чем раньше, общение со взрослыми детьми. 

Пока мы живы, многое в наших руках…

Буду рада вашим комментариям и👍 

Запись на консультацию по телефону +79231952635. 

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.