«Я делаю страшные вещи, чтобы худеть»: личная история жизни с анорексией

У каждого своя мотивация к похудению. Для кого-то это просто желание носить 42-й размер, для кого-то — нечто большее. Порой большее, чем сама жизнь, — это вызывает ужас. Отношения с едой красноречиво рассказывают об отношениях человека с самим собой и с миром: нелюбовь, невнимание, непризнанность, проблемы с самооценкой — все это так или иначе отражается на том, что человек ест. Или не ест.

Медицина не то чтобы бессильна в лечении анорексии — но, например, в России нет законодательной базы для ее лечения, в частности, и поэтому среди врачей нет единого мнения о том, как помогать пациентам. Многие специалисты, к сожалению, наделяют слишком большим значением влияние «идеалов» красоты на жертв анорексии, чем отчасти обесценивают их психологические проблемы. Да, эта болезнь «не является социально опасной формой поведения», но она разрушает личность пациента — как самая настоящая психическая болезнь.

Свою историю нам рассказала Дарья. Сейчас ей 21 год, ее рост 164 см, а вес — был разным.

Впервые Дарья задумалась о нем в школе, она с детства была склонна к полноте, за что терпела нападки одноклассников. «Я чаще отзывалась на „корову“, чем на свое имя. Каждый считал своим долгом меня обозвать, толкнуть, измазать мои вещи, выкинуть портфель. Родителям не говорила — не хотела помимо коровы быть еще и ябедой. Подруги у меня были, но когда начиналась травля, они перебегали на сторону обидчиков».

В седьмом классе при весе в 70 кг Дарья, по примеру подруги, села на кефир и сбросила 10 кг. За 10-й класс поправилась до 75 кг. Пробовала правильное питание и спорт, ходила голодная, измотанная, но сбросила лишь 3 килограмма.

«Мне было обидно, я так старалась, пахала в зале, а внешне даже не было заметно этого сброшенного веса. Потом я узнала о девочке, которая худеет на таблетках (антидепрессантах — прим. ред.) И началось мое преображение. Они хорошо подавляли чувство голода, я ограничила себя в еде. Убрала мучное, жареное, сладости. Мама поддержала, но про препараты я ей сказала не сразу. Вес уходил быстро — я была довольна. Стала подписываться на паблики про анорексию, худобу, мне была интересна эта тематика, картинки, которые мотивировали и давали силы идти дальше».

Потом Дарья узнала о других препаратах: слабительных и мочегонных. Их тоже стала принимать, но не часто. Похудела до 57 килограммов.

Я стала звездой. Меня все расспрашивали, мной восхищались, ко мне все потянулись. Я сияла от счастья.

«После диеты просто себя ограничивала, но таблетки не бросила. Я поступила в университет. И в какой-то момент я поняла, что раз я худая, то могу есть все, что пожелаю. Стала есть сладости в немеренном количестве, и вес начал прибавляться. Тогда я решила, что буду после каждой съеденной „гадости/сладости“ вызывать рвоту. Дошло до того, что мне даже не было страшно это делать в грязных общественных туалетах».

На втором курсе Дарья пристрастилась к фастфуду. Пробовала чистить желудок (то есть вызывать рвоту), но вес прибавлялся по-прежнему. Началась депрессия, которую девушка заедала.

«Дошло до того, что я перестала ходить на учебу: просыпалась, ехала в Макдональдс, ела, уезжала домой. Только фастфуд и сладости, нормальной еды для меня не существовало. Я была в ужасном состоянии: сидела дома и плакала, заедая слезы тортами. К лету того года я весила 95 килограммов». Подруга от Дарьи отвернулась. Рядом осталась лишь двоюродная сестра. Дарья позвонила в отчаянии маме, та обещала поддержать, она отправилась к родителям.

«Когда родители встречали меня с поезда, я увидела их лица. Несмотря на то, что я предупреждала маму о своем весе, убедившись в этом воочию, родители были поражены. Сказали, что срочно сажают меня на диету. При этом все было с какой-то агрессией, давлением. Не было слов поддержки, только крики, скандалы. Я хотела услышать: „У тебя получится, ты молодец, старайся“, — но слышала только: „Вот, посмотри на себя, жирная, как так можно, сидишь дома, себя стесняешься, всю семью наказала, из-за твоего веса мы не можем сходить с тобой отдохнуть куда-нибудь и т.д.“

Днем мама кормила меня овощами, вареной грудкой, а когда никто не видел, я ела конфеты.

Когда вернулась домой, стала есть еще больше. Я ненавидела себя, у меня были попытки самоубийства. Сестра была рядом, только она. Она поддерживала, останавливала, внушала мне, что я все смогу. Я дошла до веса 110 кг. Я шла в очередной раз в Макдональдс, увидела свое отражение в зеркале и ужаснулась. Я просто поняла, что это кошмар, в 20 лет весить 110 килограммов».

Девушка решила действовать, и как можно быстрее. Она хотела нравиться мальчикам, носить модные вещи. Она сильно снизила калорийность ежедневного рациона, стала вести дневник питания.

«Была злая, кричала на всех, дергалась. Но ко всему привыкаешь. Я и подумать не могла, что диета может быть в кайф. Результаты появились уже через неделю. Я ела в основном ягоды, фрукты, вареную индейку/кролика/курицу. Все взвешивала, высчитывала калории, записывала, и мне это так нравилось! Я постоянно мечтала, какую красивую одежду буду носить, когда похудею, как все мной будут восхищаться. Я подписалась на все существующие группы про анорексию, худобу, смотрела часами на фотографии в этих группах, это была лучшая мотивация».

Я смотрела фильмы, читала книги про анорексию. Мне все это так нравилось, я считала себя сильной, что я стараюсь и работаю над собой.

К диете Дарья снова добавила таблетки. Когда она весила около 75 кг, внезапно попала в больницу: из-за неправильного питания и похудения появились камни в желчном пузыре. Через несколько месяцев после операции она весила 57 килограммов, а когда дошла до 55 кг, захотелось 50. И получилось.

«Красивая одежда, восхищение, комплименты — все это было. Но меня не устраивало то, что я вижу в зеркале. Правда, начались проблемы: слабость, низкое давление, обмороки, тахикардия. Желание стать красивой переросло в безумство. Вес 50 кг меня уже не устраивал — и вот я вешу 48.

Я делаю страшные вещи, чтобы худеть, — вещи непонятные и убивающие меня. Но я даю себе в этом отчет: я хочу быть скелетом, хочу пугать людей своей худобой. Хочу, чтобы мои фото были во всех этих пабликах и группах, которые меня вдохновляли, когда я была жирной. Я хочу добиться 36–38 кг. И добьюсь».

Меня не пугают проблемы и даже смерть, я просто хочу быть самой худой

Родители в панике, грозят мне психушкой. К врачам я не обращаюсь — терпеть их не могу. Я не страдаю, а добиваюсь и наслаждаюсь. Я кидала свои фото „до и после“ во многие группы и подумать не могла, что сотни девушек начнут писать мне, просить совета, восхищаться. Когда я читаю комментарии, я просто таю от блаженства. Вот он — тот момент, когда меня постят в паблики, в которых я черпала вдохновение, когда весила 110 кг! Я насыщаюсь этим вместо еды.

Я сломала себя и уничтожила, но оно того стоило. Мое тело нравится мне с каждым днем все больше. Кости, бледность. А что касается питания, то все стало проще: аппетита все чаще нет. Нет той пищи, которую я бы хотела почувствовать во рту, ощутить ее вкус»,— признается Дарья.

За все последнее похудение у Дарьи не было ни одного срыва. Она знала, что если не похудеет сейчас, то навсегда останется толстой. Сейчас она продолжает учебу, В свободное время гуляет, смотрит фильмы, стреляет из классического лука и… готовит! В основном сладости. Не для себя — домашним. В этом девушка тоже видит воспитание силы воли — приготовить, но самой не съесть ни крошки. Вот такой самоконтроль.

Мнение специалиста

Историю Дарьи и проблему анорексии в целом для Здоровья Mail.ru  прокомментировал врач-психотерапевт Павел Буков.

Анорексией болеют в основном девочки и девушки, средний возраст 14–18 лет. К  этой категории относится и героиня нашей истории. У нее анорексия сочетается с булимией: одно нарушение пищевого поведения резко сменяется другим, осложняя лечение.

Среди многочисленных расстройств пищевого поведения анорексия занимает особое место. Может быть, потому, что статистика смертности от этой болезни пугающая (погибают, по разным оценкам, от 5 до 10% пациентов). Разумеется, пугает еще и внешний вид тяжелых больных, которые добровольно отказываются есть.

Заметное окружающим анорексическое состояние развивается постепенно, не за один год, но начаться все может с обидного провоцирующего замечания. Далее идет стадия добровольного ограничения в питании, далее больной может сформировать анорексическую доминанту — стойкое отвращение к еде. 

Новости по теме

Шведка рассказала, как питалась жвачкой и боролась с анорексией

Болезни, из-за которых вы теряете вес
Идеал красоты можно поменять за 15 минут

Немалую роль в этом играет анорексическая субкультура, воспевающая особый идеал красоты: бледность, маленький вес, отсутствие видимого мышечного рельефа. Тысячи групп аноректиков в соцсетях предлагают разные рецепты потери веса, поддержку, марафоны и т.д. Картина анорексии у девочек часто накладывается на переходный возраст. В отказе от пищи они находят возможность выразить свой подростковый протест, выделиться.

Важно, что люди с анорексией отличаются от людей, которые часто используют диеты. Последние стремятся достичь определенного веса и удерживать его.  Аноректики же не фиксированы на конкретной цифре, их желаемый вес постоянно сдвигается на все меньшие и меньшие значения. У этих пациентов меняется восприятие себя, возникает конфликт с окружающими, которые осуждают добровольное самоповреждение. 

База для развития анорексии — это психологические травмы в детстве. Толчком может стать просто-напросто отсутствие любви и равнодушие близких, прежде всего родителей.

Среди специалистов нет единого мнения, что делать в том случае, если аноректик отказывается от помощи и хочет продолжать разрушать себя. В России нет правовой базы для принудительного лечения анорексии. Некоторые специалисты предлагают оставить пациента в покое и позволить ему распорядиться своей жизнью по собственному усмотрению. Другая группа специалистов, к числу которых отношусь и я, считают, что необходимо использовать все разрешенные законодательством способы повлиять на пациента, склонить его к решению вернуться к нормальной жизни и адекватным пищевым привычкам.

источник: health.mail.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.