Взрослые не помнят детства.

Как часто приходится слышать, что взрослые помнят свое детство только со старшего возраста, с 10-15 лет. Редко кто помнит с 4 лет или еще раньше.

Во взрослом возрасте, когда появляется поведение, которое не устраивает, мы и не думаем его связать с какими-то событиями детства. Как я, например.

Для меня расставание с любимым человеком – это смерть. Я переживал его во всем спектре: в психосоматике, в нестабильном эмоциональном настрое, частыми и тяжелыми депрессиями. Спустя довольно долгое время после этого, в голове прокручивалось: «что я сделал не так, почему так вышло?». Я ничем не мог заниматься, все валилось из рук. Работа шла «лишь бы день прошел и домой- лежать». И когда я решил, что это меня не устраивает, путем личной терапии, работы над собой, я вспомнил и провел параллель между моим состоянием сейчас и моим прошлым опытом.

Когда-то давно мама надо мной пошутила, хотя, наверное, она шутила все же с друзьями, но я присутствовал при этом. Она прикинулась мертвой. Мне было 4 года, сейчас мне 35 лет. Я не сразу вспомнил свои ощущения и эмоции. Я ее тормошу, а она не просыпается- страх, ужас, бессилие сковывающие мои движения, застрявший крик на губах. Все что я могу противопоставить этому детскому ужасу, это взрослое восприятие похожих ситуаций: развод, расставание с близким человеком- что это не смерть. Что человек будет жить после того как расстанется со мной, и он будет счастлив. Да, тоска, печаль осталась. Но пропало ощущение, что больше никого в моей жизни не будет и это был последний шанс. Я отделил свой опыт и переживания 4-х летнего ребенка от происходящих со мной ситуаций в настоящем.

Когда мне говорят родители: «да ладно тебе, ребенок еще маленький, он забудет со временем все плохое что мы делаем». Мне хочется только пожалеть таких людей. Как же с ними поступили родители, что они готовы вот так отыграться на своих детях. Хотя родители обычно не думают, что отыгрываются, они вправду считают, что наказаниями могут воспитать целостную личность.

Конечно, когда получается так, что мой ребенок плачет, я себе говорю, что это для его же блага. Что он учится противостоять нашей злой и агрессивной действительности. Но остыв, я оцениваю то, что произошло, и свое и его поведение. Я прекрасно понимаю, что вместо того, чтобы просто принять его, вместо моей поддержки, он увидел тирана и деспота, который оттолкнул. Я иду сознаваться, не просить прощения, а сознаваться, что мое поведение было плохим. И так приятно видеть обратный отклик в его глазах. Что я его принял, а не отверг. Он меня обнимает. Улыбается. И идет дальше играть. Я стараюсь больше так не поступать, а найти какую-то альтернативу моим средствам воспитания. И я понимаю, что спустя 20-30-40 лет, он постарается поступить со мной так же. Не отвергнет меня старого, а постарается выслушать. Постарается принять мои переживания старого человека. Надеюсь, что не будет мне мстить за травмы детства. Я к этому стремлюсь. Иногда получается, иногда нет, но я стремлюсь.

Даже если прямо сейчас мы не можем связать неадекватного поведения с какими-то воспитательными мерами наших родителей, учителей, бабушек или дедушек, это не значит, что их нет. Значит нам проще забыть ту ситуацию в детстве и проще на нее неадекватно реагировать, чем разобраться в себе. Не обвинять своих родителей в неадекватности, а принять. Не простить, а принять, что их действия иногда были не разумны.

У взрослого есть преимущество перед ребенком: он может управлять своим настоящим таким образом, чтобы его прошлое не влияло на него, какое бы оно ни было. Или может снизить это деструктивное влияние или перевести в мирное русло.

Взрослые- это выросшие дети, и мы все помним наше детство, но часто оно просто «не удобное». Ведь для ребенка родители – идеалы, на которые он должен равняться.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.