Внутренний конфликт жертвы изнасилования

С самого начала самым категорическим образом хочу предупредить, что данная статья не имеет ни какого отношения к идее виктимности, т.е. к рассуждениям на тему. что женщина сама спровоцировала или сама виновата в том, что её изнасиловали. И тем более, ни коим образом не оправдывает мужчин насильников. Статья направлена исключительно на оправдание жертв сексуального насилия и облегчения терапии сексуальной травмы у них. 

***

В каком то смысле эта статья продолжает размышления статьи “Сексуальное возбуждение и эмпатия”. Там шла речь, что женщина с сильной эмпатией может непроизвольно “заразиться” сильным мужским сексуальным возбуждением.

в целом, у женщины высокой эмпатией сексуальное возбуждение может возникать по-разному: в одном случае импульс возбуждения идёт изнутри, из чувств, на основе любви, под влиянием романтических моментов, в другом случае импульс идет извне, от другого человека, который испытывает сильное сексуальное возбуждение. Различить когда “это” идёт изнутри, а когда снаружи, любому человеку сложно. Для этого необходим особый навык. И в момент сексуального насилия женщина эмпатка тоже может непроизвольно “заразиться” мужским возбуждением. И это “предательское” возбуждение станет потом частью психологической травмы у изнасилованной женщины. Обычно этот элемент травмы вызывает у жертвы жгучий стыд. Который подкрепляется неоднозначным отношением к изнасилованию окружающих. Увы, но очень часто жертву изнасилования осуждают именно женщины. И делают они это потому, что знают, что во время изнасилования может возникнуть сильное возбуждение. Но неверно истолковывают его причины и предъявляют к жертве чрезмерные требования. Их ошибка в том, что они считают, что жертва могла управлять тем, чем управлять в принципе не возможно.  

Эта статья написана для того, чтобы кроме ситуаций с повышенной эмпатией, рассмотреть ещё и другую подобную ситуацию. Дело том, что феномен сексуальнго возбуждения у женщины во время изнасилования может возникнуть не только у женщин с высокой эмпатией, но и практически у всех женщин. Правда, психологический “механизм” такого феномена немного иной. И мы сейчас попробуем описать его. 

Когда мужчина насилует женщину, то она обычно активно физически сопротивляется. Происходит борьба. Из-за этого и у нее, и у мужчины мощно выделяются феромоны. А у химической коммуникации с помощью феромонов есть одна важная функция – объединить психики разных существ в одно целое, в стаю, в толпу. Это очень древний, можно сказать архетипический уровень психики человека.

Явственно, в полную силу, он проявляется только в “заведенной” толпе и в моменты сильного стресса. Поэтому обычный человек не очень хорошо знает это состояние и, следовательно, не умеет им управлять. Оно обычно переживается как “выпадение” в какую-то другую субъективную реальность. Переход в другое, очень примитивное “Я”. Даже больше “Оно”, чем “Я”, если ориентироваться на модель З.Фройда. 

В момент нападения женщина чаще всего выделяет феромоны страха, реже ярости. Беда  женщины в том, что и феромоны страха, и феромоны ярости “созвучны” агрессивному состоянию мужчины и поэтому только усиливают его желание продолжать насилие.

Дело в том, что мужской гормон тестостерон вызывает одновременно и сексуальное возбуждение и агрессию. Поэтому феромоны женщины, которая активно сопротивляется, действуют на мужчину насильника как некий афродизиак, стимулируют его.

С другой стороны, феромоны мужчины подчиняют волю женщины, ослабляют ее способность сопротивляться, так как одна из функций химической коммуникации – ранжирование или процесс определения, кто сейчас конкретно в этой ситуации доминант, а кто подчиненный. Мужчина чаще всего находится в доминантном состоянии. Женщина чаще всего проигрывает ему в этом и непроизвольно переключается в статус подчиненного и жертвы.  

Кроме момента ранжирования феромоны передают женщине сигнал о сильном сексуальном возбуждении насильника. Этот сигнал срабатывает самым примитивным образом: у женщины непроизвольно возникает ответное сексуальное возбуждение.

Это очень древняя реакция, за которую осуждать женщину – абсурд. Это не подчиняется сознанию. Эта реакция возникает на биохимическом уровне. Это чистая физиология. Это программа, которая подобна другим архаическим программам, созданным природой для выживания человека в чрезвычайных ситуациях.

Одна из наиболее известных подобных программ – это пресловутая “медвежья болезнь”, которая спасала  и до сих пор спасает жизнь человека от хищника и уменьшает смертность от заражения крови после ранения в брюшную полость. Но при этом у не очень умных людей. чаще всего мужчин “медвежья болезнь” – повод для унижения достоинства того, у которого она проявилась в критических ситуациях. Мнительный человек, особенно мужчина, сам может потом себя унижать из-за этого случая. И напрасно. Это неуправляемая физиологическая реакция. И, кстати, очень правильная.

Точно также женщина, которая переживает сексуальное насилие может непроизвольно почувствовать сексуальное возбуждение. Таким образом природа спасает женщину от излишних травм и боли, которые неизбежны при таком насильном проникновении. Отсюда и растут ноги народной поговорки: если тебя насилуют, а сопротивление невозможно, то расслабься и получай удовольствие. 

Но не всем женщинам удается так спокойно отнестись к факту своего сексуального возбуждения в момент насилия. Особенно, если оно было необычно ярким. Женщина может испытывать стыд, отвращение к самой себе, обвинять себя. И это будет самой “жёсткой” частью травмы насилия.   

Постоянные воспоминания об этом моменте изнасилования создают у жертвы сильный внутренний конфликт. Одна часть души и личности женщины справедливо и правильно протестует против насилия, а другая часть получает абсурдное, противоестественное,  предательское наслаждение от воспоминаний о необычной слабости, которая неожиданно возникла в теле и, самое неприятное, – о сильном  сексуальном возбуждении в момент изнасилования. 

Этот внутренний конфликт способен сломать личность женщины, кардинально перестроить ее “Я-концепцию” и “Я-образ”. И именно это, по нашему мнению, является самым деструктивным последствием сексуального насилия. 

Для его преодоления женщине, которая пережила сексуальное насилие, нужно осознать, что в момент насилия в ее душе и теле непроизвольно включилась древняя программа поведения, которая не подчиняется сознанию. И женщина не несет ответственности за то, что с ней происходило помимо ее воли. Как снаружи, так и внутри её.

Вся ответственность целиком и полностью лежит на мужчине, который это совершал. 

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.