Уход в болезнь как передышка.

В детстве, чтобы ослабить претензии со стороны мамы, я болела. Я это делала не специально. Я интуитивно чувствовала, что пресс постоянной критики в мой адрес и попытки что-то улучшить во мне немного облегчается, когда я болею. От меня перестают чего-то ждать и критиковать. 

Мама не умела проявлять любовь и открыто говорила мне, что в нашей семье не приняты все эти «телячьи нежности» и прочие сопли в сахаре. Мы – люди дела. И она была такой. Моя бабушка, по ее рассказам, никогда ее не ласкала и «телячьими нежностями не страдала». 

Бедные мои любимые мамочка и бабушка . У них была одна задача – выжить. Не до чувств было. Они привыкли выражать внимание в форме тревоги, а заботу в виде критики. «Кто тебе еще правду скажет?!» – говорила мама, искренне пытаясь уберечь меня от лести и манипуляций. Конечно, добилась она обратного результата. Я втайне мечтала о добрых словах в свой адрес и теряла всякую бдительность, когда слышала похвалу. А уж если кто-то восхищается мной, я вообще могла потерять голову. 

Но болезнь – это другое дело! Это веская причина для передышки, для искупления каких-нибудь собственных промахов. Болезнь – это индульгенция. Почти все прощается, если ты болеешь. И постепенно я стала использовать этот способ в разных житейских ситуациях. А поскольку я – дочь своей мамы, то я верила ее словам безоговорочно. И в детстве усвоила, что правда может быть только горькой. Во мне что-то не так, я не достойна любви и признания просто так. Нужен подвиг. Нужна безупречность. 

Прошло много лет, пока до меня дошло, что безупречность недостижима и в ней нет необходимости. Все живое не является безупречным. Красота природы в ее неидеальности. Но это осознание пришло уже в очень взрослом возрасте. 

А до этого я жила в постоянных внутренних претензиях к себе. Теперь образ мамы прочно поселился внутри меня и мне уже не нужна была внешняя критика. У меня появился и вырос внутренний критик! Никто и никогда не критиковал меня так жестко и беспощадно, как он. И мои заболевания становились все тяжелее и тяжелее. Нужны были все более весомые аргументы для того, чтобы внутренний критик ослабил свою железную хватку. 

Мне потребовалось более 200 часов личной терапии, чтобы увидеть это все и научиться наслаждаться жизнью, снизить требования к себе и перестать прятаться за болезнями. 

А вы замечали, что болезнь случается в самый подходящий момент – когда ты так устала или так вымотана решением задачи, что сил больше нет. Или в самый неподходящий (как вам кажется) момент – у тебя важная встреча, собеседование, выступление, свидание – а ты разболелась и не можешь оказаться там, где мечтаешь и лелеешь надежду на успех. А на самом деле смертельно боишься облажаться или последствий своего успеха. Например, на этом свидании ты чуешь, что получишь предложение руки и сердца, а твое представление о семейных узах (мягко говоря) не очень радостное. И тебе ни за какие коврижки не хочется повторить опыт своих родителей. Вы, конечно, понимаете, что эти страхи подсознательные. Вы их не чувствуете и злитесь на болезнь. 

Друзья, если вам понравилась статья, буду признательна за репост. Всегда рада видеть вас на своей страничке В17   https://www.b17.ru/nfinogenova/#article  Подписывайтесь! Будем чаще встречаться

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.