Школы психотерапии. 16. Классические модели системной семейной терапии (Systemic Therapy)

“Школы психотерапии” – цикл заметок, посвященных наиболее заметным подходам и методам терапии. Это – часть проекта “Карта психотерапии”, который состоит из цикла “На стыке” (персоналии), и “Школы психотерапии” (подходы). В каждом тексте вы найдете перекрестные ссылки на оба цикла. Так формируется гипертекстовая карта психотерапии. По окончании публикаций будет опубликована сама карта возникновения и развития подходов, их основателей, заметных представителей, а также узловых пересечений между ними.

Продолжить прослеживать развитие идей системной и краткосрочной терапии  логично,если чуть коснуться системной семейной терапии как отдельного “куста” направлений, имеющего свою логику развития и разнообразие.

При том, что в основном линия системной терапии прослеживается как развивающаяся прямая, есть и отходы от “мейнстрима”, есть ипривнесение нового на стыке с другими подходами, есть и “замораживание” отдельных направлений.

В качестве основателей ССТ можно называть несколько терапевтов, несколько центров. Однако, их объединяют идеи системного подхода и кибернетики (см. предыдущую заметку). Идеи Берталанфи о свойствах системы, Бейтсона о двойной связи и различиях, которые важны для изменений, Хейли о жизненном цикле семьи, Вацлавика о реальности, которая рождается в коммуникации – все это и многое другое – базовые вещи не только для теоретика, но и для практика в системной терапии, и безумно интересно наблюдать, как на основе этих идей начинает изменяться сама ткань жизни клиентской системы. Но это и большая ответственность, соответственно, обучение и развитие терапевта в системном подходе – дело всей жизни, нельзя “раз отучиться и забыть”, скорее это становится языком, который используется в обычной жизни, всегда.

Справедливо ли само название “семейная” системная терапия? Один из известных практиков и теоретиков системного подхода Курт Людевиг назвал свою книгу “Системная терапия” и думаю, это более современное и правильное словосочетание – ведь не всегда терапевт имеет дело именно с семьей – это могут быть и партнеры не в браке, и один клиент, а принципы системной работы все равно используются. Однако “семейная” компонента была именно необходимой при создании направлений.

Ниже мы рассмотрим несколько “классических” направлений – название не столько потому что они были первыми, но скорее по философии – они опираются на позицию психотерапевта как основного регулятора процесса терапии, “терапевт знает как надо”.

Посмотрим подробнее:

 

Экспериенциальная семейная терапия. Вирджиния Сатир (1916-1988), Карл Витакер (1912-1995). Карл Витакер был одним из первых терапевтов, которые начали принимать семьи целиком (работал в клинике, в том числе с шизофреническими пациентами, с начала 1940-х, далее – при Университете Висконсина – его посещал и Милтон Эриксон – запомните это место на карте). Он впервые перенес терапевтический фокус на семью и говорил: “Каждый брак – это битва двух семей, за то чтобы воспроизводиться”. Вирджиния Сатир жила в Милуоки, штат Висконсин, и работала с семьями с 1951 года и далее, ее называют “мама семейной терапии”. Направление экспериенциальной семейной терапии фокусируется в первую очередь на “здесь и сейчас” всех членов семьи – таким образом, имеет определенную связь с гештальт-подходом. Переживание в ходе сессии имеет терапевтическое значение. Можно условно сказать, что в этом подходе усиливается каждый компонент системы, при этом меньше внимания уделяется связям и отношениям между ними, хотя безусловно, поощряется коммуникация и взаимодействие между людьми. Задача: чтобы члены семьи стали более свободными, выражали от первого лица свои чувства, мысли и желания, раскрывались и находили общие смыслы. Среди частых техник – составление описаний и рисунков семьи от лица разных членов, семейной скульптуры и др.

Трансгенерационная терапия.Мюррей Боуэн (1913-1990). Основная идея: семья – система эмоциональная, существует адекватный или неадекватный уровень тревоги в семье, и так же может быть “неправильным” уровень дифференциации партнеров. Паттерны нарушений могут формироваться и передаваться от поколения к поколению. Роль семейного терапевта здесь подобна позиции тренера, который учит членов семьи дифференцироваться во внутрисемейном общении, а главное – различать эмоции, свои намерения и реакции. Боуэн предложил очень много перспективных идей, которые легли в основу семейной терапии, взять те же генограммы (схема семьипо разным поколениям).

Контекстуальная семейная терапия Ивана Бозормени-Надя (Boszormenyi-Nagy, Ivan). Венгр по происхождению, с 1976 по 1994 год руководил направлением семейной терапии отделения психиатрии одного из университетов в Филадельфии. Как и Боуэн, Бозормени-Надь видел паттерны передачи расстройств между поколениями и пожалуй, можно назвать его одним из основателей теории расстановочной работы (см. далее). Работа с семейными мифами, заслугами, льготами, обязанностями и ответственностью, которые “зашиты” в историю семьи, реально прожитую и генетическую, которую можно заново переоткрыть… хотя его работа началась еще в 50-х, его терапию не так часто изучают в русле классического семейного терапевтического образования.

 

Структурная семейная терапия.Сальвадор Минухин (р. 1921). Работал также и в MRI (см. предыдущую заметку). Совместно с Хейли, Монтальво и Росмэн  разработал первую в мире программу-тренинг для семейных терапевтов, в которой методы видеонаблюдения и контроля уже тогда были стандартом. В 1988 году Совместно с Family Studies Inc. он основал Институт подготовки семейных терапевтов в Нью-Йорке. Основная идея: в терапии должна быть скорректирована (приведена к нормативу) структура семьи – власть, иерархия, роли и границы. “Сделать как надо”. 

 

Стратегическая семейная терапия. Джей Хейли (1923-2007) и его супруга – Клу Маданес (р.1940). Отход от идеи структуры в пользу стратегии. Нет идеального образца, к которому семью нужно “дотолкать”, но с помощью задуманной терапевтом стратегии работы, налаживается коммуникаци и семья начинает функционировать так, каксчитает необходимым. Симптом – сигнал о необходимости изменений. Важно применять рефрейминг (обозначить, какую положительную роль играет симптом), предписать симптом (парадоксальное задание), или дать прямые предписания. Например, психотерапевт может посоветовать матери, ребенок которой отказывается что-то делать, стать “беспомощнее”, чем ее чадо, стимулируя последнего к деятельной позиции. 

Миланская школа стратегической системной семейной терапии: Мара Сельвини Палаццоли, Джанфранко Чеккин, Луиджи Босколо, Джулиана Прата.

Миланская школа. Мара Сельвини-Палаццоли (1916-1999), Луиджи Босколо (1932-2015), Джанфранко Чеккин (1932-2004), Джулиана Прата. Данное направление обычно относят к структурным моделям, однако миланская школа терапии больше направлена на корректировку убеждений и ожиданий, нежели на поведенческие аспекты и структуру власти или ролей. Также миланцы говорят об общем видении, о диалогическом конструировании – поэтому это направление уже можно отнести  и к конструктивистским / постмодернистским. Разные члены семьи выражают разное отношение к проблеме, соответственно, нужно создать единое понимание. Для этого основной метод – циркулярное интервью (круговое расспрашивание) – с различными вариациями “одинаковых” вопросов, задающихся по очереди от одного члена семьи к другому, нацеленное на выявление и укрепление связей и отношений. 

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.