Расщепление пограничной личности



Расщепление – это психологическая защита самооценки человека, когда в своём сознании он делит людей на два лагеря: только хорошие и только плохие. Эта защита сродни идеализации и обесцениванию. Вкупе с проекцией и проективной идентификацией формируется комплекс защит низшего порядка, наблюдающихся при пограничной структуре личности.

Эти защиты мешают человеку воспринимать мир во всём его многообразии, выстраивать гармоничные отношения с окружающими.

Расщепление разбалансирует психику. Цель психотерапии – интеграция расщепленных частей в одно целое.

Приведу пример расщепления. Далеко ходить не надо, возьму комментарий к моей статье одного из анонимных пользователей:

“в 99 процентах случаев женщина-психолог это нонсенс и оксюморон”. 

Этот комментарий появился после того, как человек не согласился с тем, что прочел в статье. Вероятно, что-то его задело. Возможно, к этому добавились прошлый опыт обращения к психологу, опыт неудчных отношений (не буду додумывать, не суть). В итоге, произошла подобная генерализация и вывод: женщина не может быть хорошим психологом – это лишь часть проективных, оценочных суждений индивида.

Так происходит, когда человек не может признать свою долю ответственности в сложившейся жизненной ситуации, он считает себя правым, а других плохими и несправедливыми. Подобным образом проявляет себя комплекс жертвы.

Реакцию расщепления можно наблюдать в терапевтическом процессе. Если клиент обнаруживает, что какие-то качества психотерапевта отклоняются от его идеализированной проекции или точка зрения терапевта расходится с его, то идеализация может обернуться обесцениванием. Терапевт становится плохим. Это помогает клиенту сохранять образ себя как хорошего, правильного, сохранять свои привычные убеждения о мире и ожидания, касаемо других людей.

“Если человек не поступает в соответствии с моей проекцией, значит он плохой, болен и т.д.” – вот так обычно выглядит бессознательный мыслительный паттерн человека с расщеплением.

То есть, другой человек не воспринимается целостно, как комплекс положительных и не очень качеств, а строго амбивалентно: со знаком “+” или “-“: “не понравилась статья, значит и психолог плохой; так же он плохой, если со мной не согласен”.

Расщепление может проявляться и по-другому: не в отношении к человеку, а в отношении к своим чувствам и потребностям. Человек изолирует от осознавания болезненные, постыдные для себя чувства, которые в прошлом обесценивались значимыми фигурами – например, потребность в зависимости от другого. Боясь испытать потребность в другом, которая приносит травматику очень много боли, он предпочитает её обесценить, отщепить от себя как нечто лишнее, невостребованное.

Вот что пишет об этом процессе Д. Калшед в книге “Внутренний мир травмы”: его пациентка, выросшая в доме обеспеченных родителей, но в атмосфере эмоциональной нищеты, посчитала важным показать ему видеозапись, когда, ей было 2 года; на этом видео был какой-то праздник с гостями, а маленький ребёнок плакал и отчаянно пытался хватать за ноги родителей, которым было совершено не до него; потом пришла няня и, грубо схватив кричащего ребёнка на руки, унесла, чтобы не мешал взрослым веселиться; это видео расстрогало терапевта, на глазах проступили слёзы; пациентка оказалась сильно смущена, она призналась, что испытала стыд при виде слёз аналитика и панику; другая клиентка в схожей ситуации не смогла принять сочувствие терапевта, приглушив свои эмоции и пробудившуюся уязвимость саркастичным замечанием, внутри она убеждала себя в том, что сочувствие аналитика – это всего-лишь игра, часть его работы, что он использует стандартную схему поведения со всеми пациентами. Вот каким причудливым образом работают защиты.

Этот аффективный комплекс защит, включающийся, когда человек чувствует себя наиболее уязвимым, представляет собой его травмированную, теневую часть. Эта часть требует постоянного отыгрывания, повторения. Фрейд назвал данное явление влечением к смерти. 

Расщепление как психзащита формируется в результате травмы. Травма может быть разной: обесценивание, депривация, сексуальное, физическое насилие. Пережив травму, человек начинает стыдиться каких-то частей своего “Я” и постоянно их подавляет, вытесняет. Однако, в ситуации возвращения тех эмоций, которые сопровождали травму (психологических триггеров), отщепленные части “Я” прорываются из бессознательного в реальность, обнажая теневую сторону личности.

Во снах клиентов, травмированная, теневая часть выступает в роли преследователя (нациста, монстра, животного, Трикстера), убивающего часть здоровую. Жертвам насилия часто снятся убийства, например, что в них стреляют, убивают или их преследует страшный зверь. Обычно такие кошмары снятся, когда травматическоие переживания детства начинают прорываться в сознание.

Вместо кошмаров могут происходить аффекактивные вспышки.

Процесс интеграции отщепленных частей представляет собой принятие человека с его как положительными, так и отрицательными сторонами, переработку терапевтом, выступающим в роли материнского “Я-объекта”, аффектов “младенца” (поскольку речь идёт о работе с довербальной стадией развития клиента), восстановление гомеостатического баланса.

© Все статьи являются авторскими, поэтому указание авторства при копировании обязательно!

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.