Работа с недоверием в терапии параноидной личности

Проблема параноидной личности – в недоверии окружающим и, связанной с этим, тревоге. Ведь как можно чувствовать себя спокойно и ненапряженно, когда почти в каждом человеке видится недоброжелатель.

Параноидной личности невротического уровня живется проще, т.к. развито “наблюдающее Эго”, способность подвергать критике, анализу свои опасения и вытеснять, если они не имеют под собой оснований.

У параноидной личности пограничной организации “наблюдающее Эго” слабее, психическая конструкция более ригидна, с тенденцией зацикливания на своих тревожных опасениях.

Так человек, приходя в коллектив, думает, что сотрудники враждебно настроены по отношению к нему, даже если для этого нет видимых причин и доказательств. Подобные опасения заставляют параноидную личность замыкаться в своём внутреннем мире, отчего часто человек ощущает себя социально отчужденным и нередко обращается к психологу с проблемой социофобии.

Основные психологические защиты параноидной личности – проекция и проективная идентификация.

Кажущаяся враждебность окружающих – это следствие собственной враждебности, которая отчуждается как неприемлемое качество и этим качеством наделяется другой человек.

Помимо враждебности это могут быть любые неприемлемые импульсы (зависть, злость, обида, ревность, чувство вины, запретные сексуальные влечения и т.д.).

В этой связи, то, что беспокоит параноидного человека, может стать материалом для анализа его собственных побуждений, неудовлетворенных потребностей, подавленных эмоций.

Параноидные личности пограничной структуры выходят из жестокого дома, где в семейных отношениях критицизм и высмеивание преобладают или где один ребенок, будущая жертва паранойи, является козлом отпущения – мишенью для ненависти членов семьи и проецирования качеств, в особенности тех, которые относятся к категории “слабость”.

Так, женщина на приёме аналитика рассказала, что, когда бы она ни пришла к матери со своей проблемой, мать либо отрицала ее, потому что не могла вынести еще одно дополнительное переживание, либо представляла её катастрофически, потому что не могла контейнировать тревогу дочери. 

Тело параноидных личностей часто напоминает “цементный блок” вследствие массы подавляемых чувств и эмоций, которые они считают угрожающими. Как результат этого подавления – обилие психосоматических жалоб.

Грандиозная сторона проявляет себя в их “зацикленной на себе” установке: все случающееся имеет какое-то отношение к их личности.

Параноидная личность пограничного уровня также прибегает к магическому мышлению, очень чувствительна к “знакам, посылаемым свыше”, может быть суеверна, прибегать к различным ритуалам, как способом защиты от угрозы, исходящей извне.

Ритуалы выполняют функцию хоть какого-то контроля над обстоятельствами.

Параноидная личность невротического уровня контроль переносит больше на бытовую, финансовую сферу, стремится всё упорядочивать в делах, планировать. Ревность может явно не проявляться и выражаться скорее в повышенной заботе о партнёре.

У параноидной личности пограничного уровня ревность может выражаться посредством аффективных вспышек и даже мстительности.

У параноидных личностей психотического уровня тревога может сопровождаться бредом преследования и галлюцинациями.

Так, один мужчина, переживающий психотический срыв на фоне алкогольного опьянения, закрылся в ванной и кричал оттуда пытавшейся достучаться супруге, что она пришла не сама, её завербовали спецслужбы, чтобы его извести.

В терапии параноидные личности довольно быстро формируют перенос. Реже это перенос на терапевта как на спасителя. Чаще перенос носит враждебный характер.

Поскольку сочетание отрицания и проекции, которое образует паранойю, приводит к вытеснению отвергаемой части собственного “Я”, терапевт параноидного клиента нередко осознает, что может чувствовать определенные аспекты эмоциональной реакции, которые клиент изгоняет из сознания. Например, клиент может быть переполнен враждебными чувствами, тогда как терапевт испытывает страх, против которого враждебность является защитой. Или же клиент чувствует уязвимость и беспомощность, в то время как терапевт – садистическую жестокость и силу.

Терапия параноидных клиентов очень сложна в виду недоверия и сложностей с его формированием. Если клиент начал доверять терапевту – это уже большой успех и терапию можно считать законченной. 

Рекомендации по терапии параноидных личностей

1. Установление стабильного рабочего альянса.
2. Несуетливое принятие терапевтом мощной враждебности помогает клиенту чувствовать себя защищенным от возмездия, уменьшает страх разрушительной ненависти, а также демонстрирует, что те аспекты собственного “Я”, которые клиент воспринимал как зло, являются просто обычными человеческими качествами.
3. Необходимо доведение до осознания  клиента неизвестных аспектов собственного “Я”. Например, мужчина, страстно желающий поддержки от кого-то и бессознательно неправильно истолковывающий это томление как сексуальное желание, отрицает его, смещает и проецирует на кого-либо другого, переполняясь страхом, что его жена вступила в интимные отношения с его другом.
Чтобы не спугнуть клиента, зациклившегося на возможной неверности жены, полезным окажется комментарий о том, что он чувствует себя одиноким и лишенным поддержки.
4. Терапевту очень важно отслеживать свой контрперенос; параноидную личность полезно представить как личность, чисто физически проецирующую неосознаваемые ей отношения на терапевта. Таким образом, когда клиент находится в состоянии гнева, а терапевт ощущает как результат угрозу и беспомощность, для клиента могут оказаться глубоким подтверждением слова: “Я знаю, насколько то, с чем вы имеете дело, злит вас, но я чувствую, что кроме этого гнева, вы также переживаете глубокие чувства страха и беспомощности”. Даже если это предположение и неверно, клиент слышит: терапевт хочет понять, что именно вывело его из состояния душевного равновесия”.
Научение человека отмечать свое состояние возбуждения и находить вызвавший его “осадок” часто вообще предотвращает параноидный процесс.
5. Обычно следует избегать прямой конфронтации содержания параноидной идеи. Параноидные люди остро восприимчивы к эмоциям и отношению. 
6. Можно так же многократно подчеркивать различия между мыслями и действиями. Способность терапевта чувствовать удовольствие от враждебности, алчности, похоти и тому подобных далеко не блестящих тенденций без отреагирования их вовне помогает клиенту уменьшить страх перед неподконтрольной злой сущностью. Думать плохие мысли – даже забавно, особенно если делать хорошие дела, несмотря на эти мысли.
7. Необходимо быть гипервнимательным к границам. Если, работая с другим типом клиентов, иногда можно одолжить книгу или спонтанно восхититься новой прической, то по отношению к параноидному индивиду подобное поведение чревато осложнениями. Параноидные клиенты все время обеспокоены тем, что терапевт может отступить от своей роли и будет использовать их для каких-то своих целей, не имеющих отношения к психологическим нуждам.
Даже тот, кто развил интенсивный идеализирующий перенос и утверждает, что хочет “настоящей” дружбы с терапевтом, в итоге реагирует страхом.

Для параноидного человека более терапевтично злиться и огорчаться по поводу ограничений в отношениях, чем беспокоиться о том, что терапевта действительно можно соблазнить или внушить ему страх и вывести из его обычного состояния. В то время как в сердце депрессивного человека неожиданное отклонение, говорящее о заботе терапевта, может зажечь искру надежды, в параноидном человеке оно будет разжигать пламя тревоги.

В этой связи следует отметить риск псевдоэротической трансферной “бури” у параноидных клиентов. 

Как видно, терапевтическая работа с параноидными личностями требует терпения, такта, выдержанности, стойкости терапевта и ювелирного подхода, чтобы не спугнуть клиента и не усугубить параноидные паттерны.

Чтобы терапия была эффективна необходимо своевременно определить тип личности человека, обратившегося за психологической помощью.

* Репродукции в стиле “нуар”: Джина Хиггинс.

Дорогие читатели, благодарю Вас за внимание к моим статьям!

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.