Психотерапевтические упования: экзистенциальная психотерапия

Понятие «психотерапевтическое упование» ввел проф. Ф. Е. Василюк. Оно означает основные принципы эффективности того или иного метода, которые приведут к достижению поставленных задач. Например, когда доктор лечит больного, он ожидает, что лечебные процедуры вызовут отклик в организме пациента. Преподаватель, читая лекцию, не ожидает механического запоминания материала учеником, но его понимания и последующего разумного воспроизведения.

Таким образом, каждое их психотерапевтических направлений имеет свои «упования», которые в чем-то схожи, но вместе с тем имеют свои различия. Экзистенциальная психотерапия основана на традициях философии экзистенциализма (С. Кьеркегор, Ф. Ницше, М. Шеллер, М. Хайдеггер, Ж-П Сартр). В связи с этим возникает сложность определения фундамента этого вида психотерапии в силу уникальных философских систем, индивидуализма каждого из философов или психотерапевтов. Тем не менее в качестве основного психотерапевтического упования экзистенциальной психотерапии можно назвать веру в разум личности. Именно разум становится путеводной звездой жизни, ее источником. Девизом могла бы стать сентенция Бенедикта Спинозы: «Не смеяться, не плакать и не отворачиваться, а понимать». Интеллект для разумного человека может стать настоящим спасением. Так, Карл Ясперс написал один из самых выдающихся трудов в психиатрии «Общая психопатология» к своему 30-летию. У Ясперса была неизлечимая на тот момент бронхоэктатическая болезнь, приводившая к сердечной недостаточности и обрекающая на смерть не позднее, чем на третьем десятке жизни. Несмотря на превратности судьбы, разумный подход к жизни помог Карлу Ясперсу прожить 86 лет и внести значительный вклад в психиатрию и философию. Неслучайно, что экзистенциальная психотерапия создавалась во многом врачами: Карлом Ясперсом, Людвигом Бинсвангером, Ирвином Яломом. Медицинская практика располагает к такому умонастроению: всякая болезнь подчиняется своим естественным закономерностям течения. Для избежания выгорания часто требуется отстраненная позиция.

Она позволяет философски относится к данностям жизни: свободе и ответственности, смерти, изоляции (отдельности от других), проблеме смысла. Данности универсальны, они являются общими для всех людей, вне зависимости от личного опыта: ни бездомному, ни участнику списка Forbes не удастся избежать их. Взять, например, свободу. Каждый человек в границах своих возможностей свободен. Тренинги личностного роста сводятся к этой данности, ведь каждый творец своей судьбы. Энтони Роббинс, собирающий многотысячные стадионы, эмоционально говорит о силе принятого решения действовать, дерзать. Тогда от жизни можно взять все, принятое волевое решение обязательно окончится хэппи эндом. Однако согласно экзистенциальной психотерапии свобода не безгранична: на противоположном полюсе ее находится ответственность. И если от жизни можно взять все, то значит не только позитивчик, но и проблемы. В ситуации свободного выбора есть развилка между успехом и возможностью потерпеть крах – «неудавшимся бытием». На один успешный стартап всегда приходится множество банкротств. Тренд сезона в том, что одна история успеха способна затмить сотни историй провалов. Философский подход в психотерапии отвергает такой солнечный оптимизм. Не всякое душевное страдание можно полностью убрать. В связи с этим показателен случай с Эллен Вест, вошедший в историю психотерапии.

Эллен Вест обследовалась у ведущих психиатров своего времени: Эмиль Крепелин (основоположник современной классификации психических расстройств) поставил ей диагноз меланхолии, в то время как Эйген Блейлер – автор термина «шизофрения» – естественно, видел в ее случае дебют шизофрении. Эллен Вест являлась единственной дочерью в состоятельной семье, у нее было два брата, один из которых стационировался в психиатрическую больницу в связи с суицидальными идеями. Начиная с детского возраста у нее были периоды, когда «все пусто внутри», состояние некоей тяжести. В 19 лет Эллен Вест совершила заокеанское путешествие с родителями, «счастливейшее и самое безоблачное время» ее жизни. В 20 лет она полна надежд, счастья, ее стихи отражают радость жизни. В этот период у нее состоялась помолвка с неким юношей из другой страны, но она была расторгнута по настоянию отца. На обратном пути из путешествия у Эллен начинается нервная анорексия, она боится растолстеть. В дневниковых записях она чувствует себя маленькой и потерянной девочкой. И в дневнике далее: «Я презираю себя». «День ото дня я становлюсь все толще, старее и безобразнее». «Если он заставит меня ждать – мой большой друг Смерть, тогда я отправлюсь в путь искать его сама». В течение следующих пяти лет у нее череда неудачных романтических отношений, часть из которых прерывалась по настоянию родителей. В 28 лет она выходит замуж за своего кузена, но тяжелая депрессия и нервная анорексия неотступно следуют за ней. Несколько лет психоанализа не дали положительных результатов. Психоаналитик полагал, что у пациентки обсессивный нервоз и не обращал внимания на попытки самоубийства. После окончания госпитализации в клинике Эмиля Крепелина состояние кратковременно улучшилось, но вскоре после она приняла смертельную дозу яда. Таким образом, различные специалисты (ведущие в своей области на тот момент) поставили разные диагнозы Эллен Вест: психопатическая конституция, обсессивно-компульсивное расстройство, шизофрения, депрессия.

Одним из лечащих врачей Эллен Вест был Людвиг Бинсвангер – создатель экзистенциального анализа. Он стал свидетелем «неудавшегося бытия» своей пациентки. Однако он не стал акцентировать внимание на диагностике или терапии, но на понимании личности Эллен Вест. Бинсвангер старается символически понять мир своей пациентки. В нем он увидел разлом на два мира: «Эфирный мир, полный любви, радостей (в том числе и от занятий спортом, путешествий и т.д.), наталкивается все время на ограничения. Родительский дом превращается в склеп, влияния, исходящие из дома, воспринимаются как сужающие ее мир. (Эпизод расторжения помолвки с романтическим заокеанским юношей по требованию отца)». В результате это привело к исчерпанию возможностей Эллен Вест и формированию ригидных противостоящих друг другу пар элементов: «Происходит окончательное их закрепление в застывших экзистенциальных противоположностях: светлое и темное, цветение и увядание».

Бинсвангер с помощью ассоциаций и символов попытался открыть смысл внутренней жизни Эллен Вест.  

Случай Эллен Вест оставался интересным для последующих поколений психиатров и психологов. Спустя 20 лет один из фронтменов гуманистической психологии – Карл Роджерс – также обратился к этому кейсу. По Роджерсу, основная тенденция организма – актуализировать, сохранить и усилить себя. Однако идентификация с чувствами семьи, которая отвергала избранников Эллен Вест, создало у нее ложное Я, в то время как истинные чувства и желания были подавлены. Все это привело ее к состоянию  отчужденности и одиночества. «Если бы Эллен взбунтовалась, если бы у нее нашлось достаточно сил, чтобы отстоять свое право на собственный опыт переживания своего мира, то она осталась бы верна своим подлинным чувствам и в буквальном смысле спасла бы свое потенциально автономное «я». Однако вместо бунта она впадает в глубокую депрессию и начинает ненавидеть свое тело».   

Наличие данностей бытия кажется несколько мрачным, но такова жизнь. Философское восприятие означает дистанцию от потока событий и вместе с тем вовлеченность в положительную, творческую деятельность.

И все же «страдающий без необходимости, страдает, больше чем необходимо». Экзистенциальная психотерапия предлагает свет в конце туннеля: встречу с Другим. Через подлинный диалог с другим человеком бытие-в-мире перестает быть путем в изоляции. Сопричастность проявляет нечто новое: в процессе психотерапии откровенный диалог, умение слышать и слушать, ставить себя на место другого, создают пространство для целебных изменений. В этом состоит главное психотерапевтическое упование экзистенциальной психотерапии.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.