Про важность “нет” или “Я тебя породил, я тебя и убью”

«Нетъ» – говорит двухлетний малыш, осваивая границы влияния другого на себя.

«Отвали!» – говорит подросток, строя стену, за которой можно закуклиться и переродиться.

Вспышки «нет» ради «нет» будут происходить и в другие периоды возрастных кризисов, но уже не столь ярко, если проживание двух вышеупомянутых прошло полноценно. Взрослый, находясь рядом с ребенком или подростком, может развить две крайности, которые будут сильно препятствовать прохождению этих кризисов.

  • Игнорирование «нет» – вторжение в личное пространство. «Вот дорастешь до 18 лет и будешь решать, а пока никаких нет у тебя нет и быть не может»
  • Ранняя передача ответственности – оставленность. «Ах, ты такой взрослый, чтобы выбирать, ну и становись взрослым во всем!»

Обе эти стратегии являются очень фрустрирующими. В результате ребенок или инфантилизируется, отказываясь от попыток влияния. Или рано уходит из семьи, отщепляя свою детскую часть, у которой сейчас нет безопасного пространства для роста.

По моим наблюдениям первое чаще проделывают с мальчиками. Дальше они «передаются» с рук любящей мамы в руки жены, которая продолжает играть такую же роль – принимает решения и оказывается «приставленным к мальчику в теле мужчины взрослым.

А второе с девочками. В итоге ранние браки, свои семьи, остановленный на скаку конь.

Чаще всего «мальчики» из первой группы и «девочки» из второй образуют пару.

Она очень ждет от него проявлений ответственности, которая его дико пугает, ведь в его картине мира за попыткой принятия решений следует женская агрессия, которой он дико боится. Она ждет ответственности, но по факту ни за что не уступит власть решать за всех. Не иметь власти над ним – это попасть в свой ужас вновь быть оставленной.

Он ждет от нее, что она организует их жизнь безопасно и комфортно, так как он не умеет, а он будет делать ее счастливой: развлекать, отвлекать от будней, но лишь, когда сам этого хочет, вот только быстро теряет энергию, ведь в какой-то момент надоедает жить для другого.

Они оба боятся и стыдятся обнаружить себя, признать, что все что они делают – адресовано себе самому под маской заботы. Им нельзя хотеть для себя – это «проявление эгоизма».

Они родят детей и он будет ломать их в кризисе 3 лет, а она оставлять в подростковом возрасте.

Но быть может хотя бы одному из них повезет, и он вспомнит. Нет, почувствует, своего ребенка, замершего от ужаса одновременно со своим протестом, адресованным родителям. Протеста, в котором проявилось пока еще хрупкое Я.

Быть может хотя бы одному из них повезет и он услышит этого ребенка внутри. О его страхах, надеждах, отчаянии и любви. Быть может, он почувствует к нему робкий интерес и не замылит его, не сбежит. А останется рядом.

Быть может одновременно с этим свои дети перестанут казаться источниками стыда и нуждаться в постоянном исправлении. Перестанут казаться продолжением их самих. Быть может в них смогут заметить что-то священное и неповторимое – жизнь.

Говорят, что родители дарят жизнь. Но тут вспоминается Тарас Бульба: «Я тебя породил, я тебя и убью!». Не убивайте своих детей! Детей внутри. Возможно, их кто-то долго и планомерно убивал. Но у вас все еще есть власть вернуть им жизнь.

Наверное, сейчас я именно так смотрю на задачу терапии – возвращение жизни в жизнь.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.