Про теорию шизофреногенной матери

     Когда я рассказываю кому-нибудь о теме, в которой работаю, о группах поддержки для родственников психиатрических больных, то мне часто задают один «каверзный» вопрос. Как я отношусь к теории шизофреногенной матери и что я вообще об этом думаю. Спрашивающий обычно бывает уверен, что причиной заболевания ребёнка всегда бывает мать. Ну правда, а кто же ещё, она его родила, и она же проводила с ним времени больше, чем все остальные родственники вместе взятые, а значит влияла на ребёнка больше всех. И поэтому виновата во всём, что с ним происходит даже после того, как ребёнок вырос и стал взрослым.

Я отвечаю обычно, что такая теория существует давно, более 70 лет, однако она всё ещё никем не доказана и поэтому для семей с больными её можно считать неполезной и даже вредной.

Почему я в этом уверена.

1х теория шизофреногенной матери описывает холодную доминантную мать и считает её поведение причиной болезни ребёнка. Первой эту мрачную унизительную для матерей мысль высказала Ф. Фромм-Райхман в 1948 году. Её наблюдения основывались на работе с 11 пациентками и их матерями, контрольной группы в исследованиях не было.  Влияние болезни на семейную коммуникацию при этом не исследовалось.

2х автором теории шизофреногенной матери принято считать Г. Бейтсона, который сам называл её гипотезой и пояснял это тем, что основана эта его идея не на научном исследовании темы, а на личном наблюдении нескольких семей в течение некоторого времени в рамках исследовательского проекта в Пало-Альто. Теорией же была идея коммуникативного парадокса, названного автором double bind, что переводится как двойное послание или двойной зажим. В этой теории ничего не говорилось про мать, речь шла только о коммуникациях в семье с больным.

3х автор идеи не был ни психиатром, ни психологом. Г. Бейтсон родился в семье известного в то время генетика, изучал естествознание, лингвистику, зоопсихологию, кибернетику и многие другие науки, был ученым как сейчас говорят «широкого профиля».

4х к тому времени, когда родилась идея о влиянии поведения матери на психическое здоровье ребёнка, науке уже было известно, что причины шизофрении множественные- биологические, психологические и социальные (позже были добавлены культурные и духовные). С биологическими было более или менее понятно, ведь, например, для близнецов с одинаковым набором генов риск заболеть был 48%, в то время как у человека, все родственники которого психически здоровы, лишь 2%. Параллельно шли поиски психологических причин, и гипотеза о двойном послании была предложена Бейтсоном как возможное объяснение части проблемы возникновения шизофрении.

5х двойные или парадоксальные коммуникации встречаются не только в тех семьях, где есть больной шизофренией. Такие способы сообщений встречаются часто, мало осознаются и ничего необычного в таких противоречивых посланиях нет. Например, вежливость предполагает, что человек может чувствовать презрение и ненависть, но при этом говорить слова уважения и почтения. Если к кому-то нагрянули нежданные гости, то многие люди скорее всего будут изо всех сил изображать радость, внутренне негодуя и желая, чтобы гости поскорее ушли. Когда мы говорим «да, но…»  или «согласен, однако…», то это тоже двойное послание, т.к. в нём содержится амбивалентность.

6х Бейтсон наблюдал коммуникации в тех семьях, где уже есть больной шизофренией, и ничего не знал о коммуникациях в тех семьях, где человек пока ещё здоров. Таким образом возможно, что двойная коммуникация является не причиной, а следствием того, что в семье есть больной.

7х теория шизофреногенной матери очень удобна для специалистов, она хорошо объясняет многие психические процессы. Однако в том виде, в котором существует, она ничего не может дать ни для профилактики, ни тем более для лечения шизофрении.

           Я часто наблюдаю, как рассуждения о шизофреногенной матери, особенно среди неспециалистов, звучат унизительно для матерей, несущих многие тяготы, связанные с уходом за больным ребёнком. Эта идея также невольно способствует тому, что в семье укрепляется нездоровая созависимая система отношений. Как это происходит. Матери говорят, что она шизофреногенная и поэтому виновата в тяжелой хронической болезни своего ребёнка. Мать испытывает по этому поводу стыд, гнев и вину. Под действием этих чувств она последовательно играет все три роли созависимого треугольника. Гнев она может выразить в роли преследователя, вину-спасателя, стыд-жертвы.

Об этой и других теориях мы сможем поговорить с участниками скайп-группы поддержки, которая стартует в сентябре 2019. Приходите к нам, места ещё есть.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.