Постновогоднее или научно-ненаучно.

Еще совсем недавно наше местное психологическое сообщество сотрясали  бури  в стакане воды, (сорри!) диспуты на тему научности и ненаучности различных методов психотерапии. Тогда же ратующих за «науку», презрительно обозвали «теоретиками»,  подразумевая, что  эти тыловые крысы (ох, сорри!!!) эти кабинетные работники пороха-то не нюхали и живых клиентов не видали (что на самом деле совсем не так, работают эти спорщики с клиентами, но только строго научно-доказанными методами).  Сами же «практики», за редким исключением, редко могли что-то внятно и толково разъяснить, и их аргументы сводились к: «мы учились, деньги тратили, смотрите даже учебники у нас есть» – что вызывало ухмылку у здравомыслящих «теоретиков» и зрителей, и к: «людям же помогает, значит, имеет право быть» –  и тут уже их противники теряли лоск и начинали плеваться ядом и обзываться всякими «шарлатанами» и  «аферистами».

Я все собиралась высказать на все это свою точку зрения, но было как-то  недосуг и лениво. И вот о чудо! После десятидневного новогоднего  лежания пузиком кверху у меня открылся творческий зуд и… Щас спою!

И в первом куплете своей песТни хочу обратить внимание на главную логическую ошибку этого спора.  Действительно в психологии есть методы, имеющие под собой научное обоснование и есть те, которые этого обоснования не имеют, так называемые феноменологические.  Ошибкой является цепочка «не имеющий научного обоснования – значит ненаучный – значит антинаучный – значит лженаучный – значит шарлатанство и бесовщина»

Теперь подробнее о научном  или, если быть совсем точной, об эмпирическом методе исследования. Как это происходит? Выдвигается гипотеза, ставится эксперимент, по результатам эксперимента  делается вывод. Их всего три: гипотеза подтвердилась, гипотеза не подтвердилась, гипотеза подтвердилась частично.  Если подтвердилась  – теперь эта теория является научно доказанной.  До тех пор пока ее не опровергнут другим экспериментом.  Или пока не опровергнет сама жизнь. Чаще всего то, что доказано наукой, остается незыблемым очень долгое время, иногда даже веками.   Но бывает и иначе. Так, например, случилось с лоботомией (хирургическая операция на мозге, призванная лечить некоторые психические заболевания), за которую ее автор Эгаш Мониш  получил Нобелевскую премию.  Это позволило в течение 15 лет пускать под нож и делать инвалидами десятки тысяч людей – как пациентов психиатрических клиник,  так и ветеранов, вернувшихся с войны в состоянии сильного душевного потрясения. Теперь лоботомия запрещена  законом, и наука стыдливо старается не вспоминать об этом.

Методами с научно доказанной эффективностью в психологии являются психоанализ, когнитивно-поведенческая терапия, медицинский гипноз  и… коллеги, помогите! После  10-дневного  отдыха, я что-то туго соображаю.

С наукой разобрались, теперь давайте перейдем к феноменологии. Что это за неведомая хрень со странным названием?

Вначале определимся с понятием «феномен». Словарь нам в помощь.

Фено́мен (от греч. φαινόμενον — «являющееся», «явление»). В естественной науке под феноменом понимается наблюдаемое явление или событие. Также фено́ме́н — необычное явление, редкий факт, то, что трудно постичь.

Господа! Так вот где собака порылась! Феномен, как «наблюдаемое событие» и феноменология, как наблюдение, изучение, накопление и систематизация  результатов, предположения и выводы на основе собранного материала (чем, кстати, не брезгуют заниматься и физика с химией, не говоря уже про историю с социологией) превратились на бытовом уровне в «необъяснимые  и редкие факты». Это и позволило научному сообществу брезгливо отодвигать ножкой и ставить феноменологические методы психологии рядом с чудесами и шарлатанством.  И сейчас это не только и столько камешек в огород моих местных коллег, этим грешит подавляющее большинство психоаналитиков и КПТ-шников по всей России. Особенно часто я встречаю таких среди преподавателей вузов. 

В лагерь к «ненаучным» (особо оголтелые могут обзывать их и «антинаучным») попали не только привычно-опальные расстановщики и гештальт-терапевты, но и телесно-ориентированные терапевты, арт-терапевты и довольно внушительный список еще всяческих кинезиологов и трансперсональщиков.  Кстати, ни разу не приходилось мне наблюдать злобных плевков в сторону транзактного анализа по Эрику Берну и архитипов  по Юнгу.  Просветите, коллеги, это научные методы или феноменологические? Выдвигалась ли гипотеза, ставился ли эксперимент или все опиралось на наблюдение и исследование?

Ну и напоследок.  И у опытно-экспериментального, и у феноменологического метода  при всех их достоинствах есть существенный недостаток. Это личностная вовлеченность.  Если экспериментатор очень верит в свою гипотезу, ставлю 8 против 2, что результат эксперимента его очень порадует. Под «экспериментом» в данном случае я понимаю как опыт в научной лаборатории, так и моделирование ситуации при индивидуальной консультации или групповой терапии в кабинете психолога.  Ну и Хоторнский эффект, когда люди участвующие в эксперименте очень стараются, действуют более усердно, чем обычно, что приводит к искажённому, зачастую благоприятному результату, еще никто не отменил.

Берт Хеллингер, работая феноменологически, говорил:  «Если я тысячу раз наблюдал некоторое явление, то это дает мне возможность предположить, что в  тысяча первый раз произойдет то же самое». ПРЕДПОЛОЖИТЬ! А не утверждать. Вот об этот краеугольный камень спотыкаются многие  его последователи, чем вызывают справедливые нарекания. Об этот же камушек спотыкаются и адепты других направлений, как научно доказанных, так и феноменологических.

Ну и совсем на последок, опять словарь:

Нау́чный ме́тод — система категорий, ценностей, регулятивных принципов, методов обоснования, образцов и т. д., которыми руководствуется в своей деятельности научное сообщество.

Метод включает в себя способы исследования феноменов, систематизацию, корректировку новых и полученных ранее знаний. Умозаключения и выводы делаются с помощью правил и принципов рассуждения на основе эмпирических (наблюдаемых и измеряемых) данных об объекте. Базой получения данных являются наблюдения и эксперименты. Для объяснения наблюдаемых фактов выдвигаются гипотезы и строятся теории, на основании которых в свою очередь строится модель изучаемого объекта.

Вот так. Научный метод, оказывается,  включает в себя как эксперимент, так  и исследование феноменов.  Так что о чем спорим, господа? Все мы научные, всё у нас научное.

Ну и последний аккорд:  по моему глубочайшему ИМХО психология не фига не наука, и лишь стремится к наукообразности и точности, которая в принципе в данном случае не возможна, потому как ни измерить душу, ни посчитать % изменений, ни вычислить КПД произнесенного слова даже приблизительно невозможно. Все это можно только почувствовать.  И поэтому все споры о научности или ненаучности методов психотерапии – полный бред.

Все. А теперь кидайтесь тапками.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.