Почему не могу уехать из Казани? Опыт регрессии в прошлую жизнь с устранением подсознательного блока

В начале марта этого года ко мне обратился молодой человек по имени Петр (имя изменено). Он коренной житель Казани. Ему хотелось уехать из города, потому что здесь его преследуют апатия и нежелание работать. Как только он выезжает из Казани, то сразу чувствует себя хорошо, приходят силы и радость жизни. Но по каким-то причинам он не может уехать и продолжает жить здесь. Также его всю жизнь преследует чувство, что он что-то не доделал в этом городе.

Как обычно в начале этой работы я уточнил запрос Петра. После недолгого обсуждения он стал звучать так: «Хочу понять глубинную причину, почему мне хочется уехать из Казани». После я погрузил его в глубокий транс, и мы совершили переход в прошлую жизнь.

Петр увидел себя азиатом с мощным телом, широкими плечами и недовольным лицом. Он был бородат, бровь приподнята, а одет в меховую шубу с шапкой. Его звали Мансур, 30 лет, город Бахчисарай. На дворе стояла зима 1872 года. Он был степным кочевником.

Он ощущал, что кто-то сзади смотрит на него. Развернувшись, он увидел высокого человека на лошади, он не знал кто это. Его стало трясти, но он не мог понять почему. На данном этапе работы возник подсознательный блок. С помощью техники дозволения я убрал его, и информация стала приходить.

Петр понял, что это друг, старший товарищ. Оказалось, что его трясет не из-за страха, а от волнения. Он шел к нему, чтобы обнять его, они долго не виделись. Также пришло понимание, что он называет этого человека «Ати», что с татарского переводится, как папа. Они обнялись, и он почувствовал теплоту.

Далее Петр сказал, что он узнает эту степь, где сейчас находится Мансур. Он ее ранее видел и стал ее описывать:

«Своими глазами я ее видел. Вот этот летний день. Вот эта степь, она большая такая. Желтая сухая трава. Солнце светит прямо в глаза. Мне хорошо»


Почему не могу уехать из Казани? Опыт регрессии в прошлую жизнь с устранением подсознательного блока

 

Далее мы переместились в детство, когда Мансуру было 5 летПетр стал описывать, что видит дом в поле, похожий на палатку. Дома была мама. Она была невысокой, с красивой фигурой и темно-светлыми волосами. У нее было круглое лицо, большие щеки и черные глаза. Она мешала что-то у костра в котелке. Отношения у них были теплые.

Также мы увидели отца, он ходил и что-то делал. На вид он был высокий, с мощным телом и большой бородой. Одет был в халат с мехом, на ногах красные сапоги. Петр видел его со спины. Отношения с ним были доверительными.

Затем я задал ему вопрос, есть ли эти личности в нынешней жизни. Иногда наши отцы и матери из прошлой жизни рождаются вместе с нами, но в других ролях. Петр понял, что друг по имени Лев в прошлом был его отцом. А мама тоже где-то рядом, но не смог понять, кто она.

Далее мы переместились в 20-ти летний возраст Мансура, но что-то пошло не так…Он увидел себя высоким молодым человеком в родных краях, но тут бессознательное перенесло его в другую ситуацию. Петр сказал, что видит себя где-то далеко от дома. Внутри было ощущение пустоты, как будто не хватает чего-то. Ему было холодно, стоял мороз, смеркалось. Вдали горел огонь. Он шел с лошадью в его сторону. Не было понятно, где он находится. То ли это лес, то ли поляна какая-то. Вокруг было много людей, он слышал голоса. В основном это были голоса мужчин, женских почти не было. Сбоку за поясом он чувствовал висящую саблю.

Пока я слушал то, что он говорит, решил спросить, идут ли они на войну. Петр ответил: «Похоже, что да». Окружающие люди были одеты в какую-то мешковину, на ногах сапоги, за плечом и на поясе мечи. Я перемотал этот момент, чтобы посмотреть, что происходило дальше.

Далее Петр увидел, что все сидят там, где он вдалеке видел огонь. Вокруг стояли палатки, ему было холодно. Все окружающие были одеты не по погоде. Он слышал какой-то клич, как будто всех собирают куда-то. Он не смог понять, какую должность занимает, но увидел, что за ним едут люди. Было много людей. Он махал руками и что-то объяснял, но ничего не было понятно. Он слышал речь, но она была не на русском, поэтому не понял, что говорил Мансур. Язык был чем-то похож на татарский.

Я снова перемотал вперед, и Петр увидел, что Мансур вместе с другими куда-то скачет на лошадях. Он снова увидел себя впереди, третьим по счету. Я предположил, что он является каким-то командиром, но не самым главным. Они подъехали к какой-то деревянной крепости окруженной обрывом.


 

Пришло понимание, что они едут не на войну, так как не было препятствий. Подъехав к обрыву, они стали валить деревья инструментами, похожими на топоры. Готовые бревна скидывали в обрыв. Мансур чувствовал запах костра, хотя вокруг не было дыма. По итогу они сделали что-то похожее на мост, достаточно широкое. Они шли по нему, рядом ведя лошадей. Сзади он увидел что-то вроде пушки, и пахло порохом. Они дошли до города, но им не открывали. Он слышал какие-то крики и шум. Жители не принимали их за врагов, но пускать не хотели. Я снова немного перемотал вперед.

Петру пришло понимание, что они приехали в Свияжск. Их пустили в крепость. Он увидел, что разговаривает с человеком, который выковывал ему доспехи. Когда они были готовы, он облачился в них и одел сапоги. Он торопился, и поэтому одевался с остервенением.

Я перемотал вперед, но он перешел слишком далеко и оказался в каком-то каменном подвале. Он видел свет и чувствовал боль в животе. Он ощущал себя обессилевшим и уставшим. Поэтому я вернул его в момент, где он одевался в доспехи.

Одев доспехи, он поторопился на встречу к другим. Они поскакали на лошадях куда-то дальше. По дороге они встретили вооруженную группу людей, скачущих на лошадях. Он увидел у себя в левой руке саблю. Он махал ею, шла битва. В какой-то момент он не успел уклониться, и его ударили по доспехам. Битва шла в поле. Напавшая группа была небольшой, но умелой. Вокруг все кричали.

Неожиданно бессознательное куда-то его переместило. Петр увидел, что его куда-то ведут под конвоем. Я уточнил, в плену ли он? Он сказал, что с ним хорошо обращаются и вроде это не плен. Его с двух сторон придерживали за руки, чтобы он мог идти. Он чувствовал, что у него нет сил. Он был ранен. Мы уточнили, где он. На ум пришел интуитивный ответ, что это город Казань.

Я решил вернуть его в тот подвал, где мы уже были. Он переместился туда и увидел, что выходит из этого подвала. Вокруг стоял пожар. Что-то горело, все вокруг бегали, кто-то плакал. Он шел и ощущал, что виноват, что-то важное не сделал. Его гложило чувство вины. Он сказал, что виноват, так как не спас, не уберег что-то важное.

Я уточнил, есть ли подобное чувство в его жизни. Петр ответил, что каждый раз, возвращаясь в Казань, испытывает подобное чувство отягощения. Как будто должен был что-то сделать, но не сделал. Чувство невыполненного долга.

Я вроде понимаю, что я не причем. Какое-то обстоятельство не позволило мне сделать то, что надо. Но чувство вины есть.

Затем я переместил Петра в тот момент, где Мансур должен был что-то сделать. Это было необходимо, чтобы понять, что вызывает чувство тяжести в этой жизни и чувство вины в прошлой.

Петр увидел, что он быстро поднимается по лестнице. В этот момент со спины его чем-то проткнули. Он не добежал до чего-то, что должен был взять, и упал. До чего он должен был добежать, мы так и не поняли. Далее он увидел, как его тащут и куда-то кладут. Из него стали вытаскивать то, что застряло в теле. Он чувствовал боль при этом.

Петр снова увидел, что выходит из того же подвала. Кто-то плакал, и вокруг что-то горело. Он снова стал испытывать чувство вины из-за того, что не сделал что-то важное. Он хотел быстрее уйти из этого места. В уме у него стояла одна мысль: «домой». Далее он увидел, как с остатком войска на лошадях скачет домой. У него было чувство, что они сбежали, так как их должны были убить.

Для ускорения просмотра я перемотал время вперед на неделю. Петр сказал, что ощущает тепло. Он еще не был дома. И я снова перемотал время на неделю вперед, и он оказался у родителей.

Петр сказал, что заходит в деревянный дом. Он увидел, что мама сидит и плачет от радости. Отец подошел и обнял Мансура. Рана на тот момент затянулась, но еще болела. Они сели за стол отобедать. На тот момент ему было около 30 лет.

Мансуру 60 лет:Для полноты картины я переместил его в 60-ти летний возраст. С блоком решил поработать позже, т.к. было понятно, где он находится. Если бы я убрал блок заранее, мы могли не увидеть старость в том виде, в каком ее пережил Мансур.

Мансур улыбался, видя бегающих вокруг внуков. Рядом была дочь. Невысокая, красивая, с длинными волосами и красивым платьем в пол. Она обняла его. Рядом была жена. Она была плотненькая и темненькая. На ее круглом лице играла ехидная улыбка. Оказалось, что в этой жизни это его девушка. Во время регрессии она сидела в соседней комнате.

Момент смерти Мансура:Петр увидел, что Мансур оказался в степи в доспехах и с саблей в руке. Он опирался на саблю, пытаясь встать. Тут он и встретил смерть. Петр увидел, что кто-то уезжает от мертвого тела. Это была битва один на один, в которой Мансур был убит. Он был уже седым и без шлема. У него были длинные волосы, собранные в пучок. На душе в момент смерти было светло. Он умирал с улыбкой на лице, как настоящий воин, с чувством, что все выполнил. Как должно было быть, так и сделал, и теперь он свободен.

Мы посмотрели из какой части тела вышла душа. Оказалось, что вышла из груди. Мы стали смотреть, куда она полетит. Его душа не полетела на небеса, а вернулась и стала кружить над Казанским кремлем. Ему не хотелось там быть, но она продолжала кружить. Чувство незавершенности преследовало его.

Изнутри ему пришла информация, что его миссией было взять какой-то сверток или шкатулку и привезти на родину. Но ничего не получилось. Мы немного перемотали время вперед, и Петр почувствовал приятное ощущение тепла. Он увидел, что летит откуда-то сверху вниз и попадает в молодое тело. Оказалось, что это его нынешнее воплощение.

Я вернул его назад, в пространство жизни между жизнями, на небеса. Слева на плече он увидел сидящего азиата, а на правом плече — русского война, богатыря. Я попросил Петра узнать у них, можем ли мы задавать вопросы, и справа согласились. Мы спросили богатыря, кто он такой по отношению к Петру. Он ответил, что он его дед, родственная душа. Мы спросили, какое дело было не закончено в Казани. Он ответил: «Шкатулка». Речь шла о каком-то свертке в шкатулке. Мы уточнили, что именно было недоделано. Надо ли было его привезти на родину. Дед не ответил, а указал на левое плечо. Азиат подтвердил правильность нашей догадки. Также мы уточнили, из-за этого ли свертка у Петра чувство тяжести внутри. Они подтвердили кивками. Мы их поблагодарили и отправились назад.

Петр увидел момент, когда выходил из подвала. На него смотрела влюбленными глазами какая-то женщина. Она подошла и стала помогать, перевязывая рану. Я понял, что блок возник ни в этой ситуации. Далее я переместил его в момент, когда впервые возникло проблемное чувство к Казани.

Он вернулся в момент, когда бежал по лестнице, и я ожидал повторение картины. Но ум Петра оказался изворотлив и показал нам новую ситуацию, в которой Мансур увернулся от удара и удержал нападение рукой. Конечно этого не было, поэтому пришлось уточнять, что именно нарисовало воображение, а что реальность из прошлого.

Нападающий на Мансура был невысокий, худой, в шляпе с мехом. Он тоже был азиатом, но почему-то напал. Возможно он перепутал его с кем-то или был наемником вражеской стороны. Петр сказал, что Мансур его знает и подобного от него не ожидал. Он считал его близким человеком.

Тут ум Петра стал рисовать, что Мансур спустил азиата с лестницы. Успел все сделать: взять шкатулку и вытащить сверток. Петр почувствовал внутреннее успокоение. Далее он увидел себя сидящим, и откуда-то пахло лепешкой.

Я решил перепроверить, насколько блок ушел из подсознания, и снова вернул его в подвал. Он увидел себя выходящим из него, и ему улыбалась девушка. Я переспросил, есть ли чувство вины. Он ответил, что чувства вины нет, но при этом осталось чувство, что не спас или не прикрыл кого-то.

Затем я решил доубрать блок, который реально остался, но частично был завуалирован умом Петра, как пережитый и убранный. После проделанной работы с подсознанием я снова вернул Петра в тот же подвал.

Когда работа проделана успешно, клиент видит прошлое, в котором он поступает по-другому или видит совсем другую жизнь. В этот раз было также. Петр увидел, что Мансур выходит из подвала и уезжает с чувством выполненного долга. Он увидел, как садится в повозку с той девушкой, которая помогала ему, когда он вышел из подвала. Они поехали на родину к Мансуру. Чувство, что он что-то не доделал, покинуло его.

Петр понял, что прошло ощущение, что его что-то держит в Казани. У него появилось желание уехать из города и сменить обстановку. Он стал чувствовать легкость в теле и ему стало комфортно. Он остался доволен работой. Осознал, что многие привычки этой жизни перенесены из прошлого воплощения. И понял, чем ему заниматься и к чему стремиться в этой жизни.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.