Не лечите меня дофамином.

Дети играют на площадке перед домом. Стайка малышей с визгом бегают друг за другом. Несколько малышей сосредоточенно лепят куличики. Молодая мама подталкивает одного из «строителей» в сторону шумных малышей: «Иди, поиграй, там весело!» Малыш с тоской смотрит на маму и слушается, идет играть. Пять минут, десять…И вот он вновь отделяется от остальных, возвращается к своему недостроенному миру. Опечаленная мама предпринимает очередную попытку «социализировать» малыша….

Знакомо?

Многие из давно уже взрослых людей так же пытаются «социализироваться», хотя им это совершенно не надо. Они интроверты.

Разумеется, те, кто больше активен, у кого больше «связей» тот, вероятно, будет и более социально успешен. За «счастье» я не говорю, но у него будет шанс достичь своей активностью определенного материального положения.

Более тонко чувствующее, несколько замкнутые в себе и более социально пассивные интроверты остаются на обочине кипящей социальной жизни.

Они спокойны, рассудительны и у них больше выживаемость. Просто потому, что не любят риск. Просто потому, что не связываются с «плохими компаниями».

Природа мудра.

И она настроила наш мозг так, что есть некая контрольная точка между крайними полюсами – экстраверсией и интроверсией, вокруг которой нам комфортно.

Крайние точки – аутизм и неспособность к постоянству в отношениях, выставления себя напоказ окружающему миру, лудомания (игромания).

Как это работает?

У ин­тро­вер­тов до­ми­ни­ру­ет па­ра­сим­па­ти­че­ский от­дел ав­то­ном­ной нерв­ной си­сте­мы, функ­ци­я­ми ко­то­рой управ­ля­ет аце­тил­хо­лин. У экс­тра­вер­тов до­ми­ни­ру­ет сим­па­ти­че­ский от­дел ав­то­ном­ной нерв­ной си­сте­мы, вклю­че­ни­ем ко­то­рой управ­ля­ет до­фа­мин.

Что это означает для нас?

Ацетилхолин отвечает за баланс сна и бодрствования; если у нас стресс, то ацетилхолин понижает уровень возбуждения и делает мозг более спокойным. Если, наоборот, мозг слишком вялый, то ацетилхолин способен его активировать. Он отвечает за бдительность, вклю­ча­ет спо­соб­ность моз­га к дли­тель­ной кон­цен­тра­ции мыш­ле­ния и вни­ма­ния.

Поэтому воздействие стресса на интровертов выражается в сбое работы ацетилхолина. Это выражается в отсутствии сновидений, потери внимательности при некоторых действиях (за рулем, во время стандартных, полуавтоматических действий), изменений поведения на более агрессивное или на более деятельное.

Дофамин – главный источник эйфории, предвкушения, деятельности для достижения цели. Он передаёт импульсы в мозг, когда человек совершает приятное или получает долгожданное: приём любимой пищи, секс, быструю езду, занятия силовыми видами спорта, рисковые действия.

Сбой при стрессе – нехватка дофамина или его избыток. И то, и другое для организма экстраверта очень опасно – либо растет рисковое поведение, либо человек теряет желание жить, смысл жизни.

Традиционно и экстравертов, и интровертов «лечат» одинаково. Но, что полезно одному, для другого – смерть.

Интроверты очень восприимчивы к дофамину. Его избыток для них – сам по себе стресс. И они оказываются в замкнутом круге. Из этой ситуации мозг очень часто выходит «выключением» на некоторое время. Срабатывает своего рода «предохранитель». Человек оказывается беспомощным на несколько минут, а то и десятков минут.

Парадокс в том, что в этом состоянии они испытывают эйфорию, которая сменяется  опустошением и страшной усталостью. Но слезть с «дофаминовой иглы» ох как сложно… Очень часто такие люди прибегают к психологическим  защитам: они не выполняют предписания, «теряют» терапевтические дневники, «забывают» рекомендации. Мозг, как мозг наркомана, просит увеличение дозы.

Рекомендации при этом – продолжительный здоровый сон, релаксация, в том числе медитация, диета насыщенными витамином В4 продуктами. Для женщин – гормоны, которые могут нормализовать выработку ацетилхолина. И как можно меньше дофамина!

Вначале возможна «дофаминовая ломка», мозг требует остроты ощущений.  Но снижение уровня дофамина, похоже, самый прямой путь для избавления от последствий стресса для интровертов.

Сложности в работе с интровертами – они ведут себя агрессивно, что для них, в предыдущем, дострессовом, состоянии нетипично. Они «убегают» из терапии, обесценивают все рекомендации. Поскольку им важнее всего их внутренний мир, любое внешнее воздействие может быть воспринято болезненно. У интровертов доверие к терапевту выстраивается медленно, оно очень хрупкое. И, к сожалению, очень часто происходит невыполнение тех рекомендаций, которые они считают неприемлемыми в том стиле жизни, которым они живут в данное время.

Экстраверты в состоянии стресса – это типичный случай реакции «бей или беги». Они убегают от проблем в большую дофаминовую ловушку, пока не упадут истощенными. И в этом случае их запрос – поиск новых смыслов жизни, хотя на деле это – поиск новых источников дофамина. При получении ярких впечатлений успокаиваются и…опять, замкнутый круг. В терапию идут при полном истощении и самый действенный способ – заменить одну зависимость, которая вызвала чрезмерную выработку дофамина, другой. Социально приемлемой, но все же, зависимостью.

Единственная общая рекомендация – это сохранение баланса, нахождение в зоне комфорта рядом с той точкой, которая определяется врождённой нашей интровертированностью или экстравертированностью.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.