Нарциссизм сквозь призму психозов

Термин «нарцизм» Фрейд начал употреблять с 1905 года вслед за П. Некке, который использовал это понятие при описании определённого вида сексуальной перверсии, при которой субъект использует своё тело как сексуальный объект. В свою очередь, П. Некке использовал впервые этот термин вслед за Х. Эллисом, который впервые в работе «Autoerotism, a psychological study» соотнёс аутоэротизм с чувством самовосхищения и всем известным мифом о Нарциссе, в котором древнегреческий герой влюбился в отражённый от водной глади образ другого, не узнав в нём самого себя. Стоит заметить, что Фрейд говорил и писал «нарцизм», а не «нарциссизм». Сам Фрейд говорил о том, что такое более краткое слово ему просто кажется более благозвучным. В наше время употребление понятия «нарцизм» в психоаналитическом дискурсе позволяет нам его дифференцировать от психиатрического/психологического понятия «нарциссизм», которое употребляется как нозологическая единица одного из расстройств личности («Нарциссическое расстройство личности») или при назывании эгоистичных, самовлюблённых, самолюбующихся людей в повседневной жизни.

«Либидо, лишённое внешнего мира, стало обращённым на Я, в результате чего возникло поведение, которые мы можем назвать нарцизмом», пишет Фрейд. Естественно, возникает вопрос – почему либидо вдруг оказалось лишённым внешнего мира, если быть точнее, лишённым внешних объектов? Данное состояние характерно для шизофреников, пациентов в маниакальном состоянии, при бреде величия, для младенцев (М. Кляйн, видимо, и называла это состояние параноидно-шизоидной позицией, при котором у младенца есть лишь комплекс ощущений, он подвержен аннигиляционной тревоге и внешняя грудь им воспринимается как объект, который принадлежит ему, а не внешний объект). Возможно, что первичный нарцизм Фрейда и параноидно-шизоидная позиция Кляйн – это тождественные позиции. Если это так, то возможный ответ на вопрос о том, почему в какой-то момент либидо оказывается лишённым внешних объектов (при вторичном нарцизме) будет следующим: в какой-то момент юный субъект сталкивается с тем, что все те плохие частичные объекты, которые он ненавидел, и хорошие частичные объекты, которые он любил, – это всё части одного большого Другого, целостного внешнего объекта. И теперь ему необходимо столкнуться как со своей любовью к этому Другому, так и со своей ненавистью к нему, страхами и агрессией. Этот Другой идеализируется, чтобы его можно было любить, а ненависть обращается на себя, чтобы не подвергнуться угрозе со стороны Другого. И для компенсации этой агрессии, направленной на себя, юный субъект должен и своё либидо отвести от внешних объектов и обратить его на себя. Видимо в этот момент и возникает поведение, которое Фрейд назвал вторичным нарцизмом.

Если это так, то шизофреник – это тот, кто не способен отвести либидо обратно на объекты внешнего мира, слишком велика его тревога аннигиляции и агрессия, направленная на его я, а точнее на Другого.

Для юного субъекта в этой позиции есть только частичные объекты, которые он воспринимает как объекты, выполняющие действия в соответствии с его мыслями, желаниями. Таким образом, юный субъект думает, что он управляет этими объектами, что он всемогущ и всё подчиняется его желаниям. Это то самое состояние, которые мы можем наблюдать у пациентов в состоянии мании и при бреде величия.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.