Любовь с признаками невроза

Невротическая потребность в любви присутствует почти в каждом неврозе. Имеется в виду не ситуативный невроз, возникающий при внешней психотравмирующей ситуации, а невроз характера, который начинается в раннем детстве и охватывает всю личность в целом.  Эта потребность выражается в чрезмерной потребности в любви, поддержке, признании и повышенной чувствительности к фрустрации этих желаний. Потребность в любви не обязательно говорит о наличии невроза, она свойственна каждому человеку, который хочет любить и быть любимым. Но в отдельных случаях она приобретает специфические, невротические черты.

Что же отличает здоровую потребность в любви от невротической?

Чрезмерность. Даже в компании малознакомых людей субъективно ощущаемый недостаток дружелюбия способен надолго испортить невротику настроение. Его может расстроить то, что кассир в супермаркете оказался, не особенно любезен, врач в поликлинике не проявил должного участия и т.д. Здоровому человеку важно быть достойным любви исключительно ценных и близких для него людей, маловероятно, что его расстроит отсутствие симпатии со стороны постороннего человека. Невротическая потребность в любви навязчива и неразборчива. Возникает ощущение, что для невротика важно, чтобы его любили абсолютно все.

Переоценка любви – невротик чувствует себя несчастным и неуверенным, если рядом нет человека, который его любит и заботится о нем. У невротических женщин желание выйти замуж может приобретать навязчивый, гипертрофированный характер. Даже если сами они не способны любить и испытывают по отношению к мужчинам только негативные чувства. Обычный человек может выдерживать периоды одиночества, без снижения качества жизни и чрезмерных переживаний. Невротическая потребность в любви превращает временное отсутствие отношений в катастрофу. Испытываемые при этом интенсивные отрицательные эмоции и тревога, способны толкнуть невротика в объятья первого встречного.

Ненасытность – невротик уверен в том, что партнер должен любить только его и никого больше. Его угнетает то, что у избранника есть отдельные от их отношений дела, интересы и связи. Подобное может наблюдаться не только в любовных отношениях, но так, же в дружбе и в профессиональном взаимодействии. Невротическая ревность не является реакцией на объективные внешние обстоятельства, она выражает стремление невротика стать единственным предметом любви и внимания. Ненасытность в любви наиболее ярко наблюдается, когда после разрушения отношений по внутренним причинам, невротик становится таким же ненасытным в еде и стремительно набирает вес. При вступлении в новые отношения, он с такой же легкостью сбрасывает лишние килограммы. Этот цикл может повторяться многократно.

Потребность в безусловной любви – невротик ожидает, что партнер будет любить его, даже если он станет вести себя не совсем достойным образом. Иногда он как будто проверяет, как далеко еще можно зайти и как много еще может выдержать близкий человек. Он требует любви, ничего не давая взамен. В отдельных случаях дело может доходить до подозрений, что партнер любит его ради получения сексуального удовлетворения или какой-либо еще выгоды. Избраннику невротика может приходиться доказывать свою любовь, жертвуя собственными моральными ценностями, временем и репутацией.

Но действительно ли невротическая личность так жаждет любви или просто стремится использовать другого в своих целях?

На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Невротическая потребность имеет много оттенков и вариаций. В крайнем варианте широкого спектра находятся люди, которые сознательно отреклись от любви и  сосредоточившись на материальных ценностях. Сильнейшая психологическая травматизация привела их к обиде на весь мир и выводу, что любви просто не существует. Такое убеждение служит им защитой от реального отвержения, поскольку они часто сами того не осознавая считают, что их действительно не за что полюбить. Поверить в искреннюю дружбу и доброту они могут только после серьезной психотерапевтической работы. Она существенно снижает их страсть к материальным вещам и выводит на первый план желание быть любимым.

Крайняя чувствительность к отвержению – наиболее ярко наблюдается у невротиков с истерическими чертами характера, которые принимают за отвержение практически все и реагируют яростью. В других случаях реакция на реальное или воображаемое отвержение носит скрытый характер. Тогда затаенная обида может проявить себя в снижении продуктивности деятельности, сомнениях, негативных эмоциональных состояниях, соматических заболеваниях.

Почему невротику не везет в любви.

Невротику никогда не удается достичь именно той степени любви, в которой он так нуждается. При свойственной ему ненасытности, любви всегда будет мало. Другой причиной неудачи невротической личности в отношениях является ее собственная неспособность любить. Любовь предполагает наличие способности спонтанно отдавать себя другому. У невротика она заблокирована тревогой и скрытой враждебностью, берущей начало в раннем детстве, в нарушенных отношениях с близкими людьми. Эта враждебность страшит невротика, поскольку несет в себе опасность утраты любви, и он вытесняет ее. Но даже став бессознательной, эта враждебность не теряет своей силы и энергии. Она лишает невротика способности поставить себя на место другого. Он перестает считаться с тем, сколько любви и времени может дать ему партнер и болезненно воспринимает его желание побыть одному, либо уделить внимание личным делам и интересам.

Невротик, как правило, не знает о собственной неспособности любить и живет иллюзией, что он как никто иной способен к самоотдаче. Его самоотверженность связана не с истинной заботой о другом, а со стремлением к власти  и страхом отвержения. В его бессознательном скрывается устойчивый запрет искренне желать чего-то для себя и быть счастливым, что лишь усиливает его иллюзию, как, будто он может любить глубоко и беззаветно. Этот самообман помогает невротику оправдать собственные претензии на любовь. Иначе он не смог бы требовать так много любви от других, зная, что они безразличны ему, по сути.

Еще одной причиной невротической неудачи в любви, является страх отвержения. Он может достигать такой интенсивности, что не позволяет невротику даже обратиться к другому с просьбой или сделать ему подарок. Реальное или мнимое отвержение вызывает у него очень сильную враждебность. Страх отвержения и враждебная реакция заставляют невротика все больше замыкаться в себе. В менее тяжелых случаях дружелюбие окружающих позволяет ему почувствовать себя лучше, в более сложных он вообще лишается способности принимать человеческое тепло.

Страх перед любовью защищает невротика от страха перед жизнью. Он закрывается от нее на все замки и чувствует себя в безопасности. Этот страх включает в себя страх перед зависимостью, поскольку невротик действительно мучительно зависим от любви окружающих.  А страх зависимости в свою очередь усугубляется внутренней уверенностью невротика в том, что другие относятся к нему враждебно.

Невротик пытается удовлетворить свою потребность в любви следующими способами:

Привлечение внимания к своей любви: «Я так сильно тебя люблю, что ты просто не можешь меня не полюбить».

– Апелляция к жалости, в этом случае невротик ощущает, что может получить желаемое, только демонстрируя слабость, беспомощность и невезение. Выбор данного способа говорит о полном неверии в любовь и убежденности во враждебности других.

Угрозы, которые могут быть открытыми (угроза причинения вреда жизни и здоровью, как объекта любви, так и собственному) и замаскированными. Во втором случае они могут выражаться в форме болезни, истинное значение которой заключается в получении любви и заботы.

Существует несколько истолкований истинного значения невротической потребности в любви:

Инфантильная черта – дети действительно гораздо больше, чем взрослые нуждаются в поддержке и заботе, но в, то, же время в семье со здоровой атмосферой ребенок может обратиться к матери за помощью, но он не будет в слезах цепляться за ее передник.

Фиксация на матери – это предположение основано на том, что в историях людей с невротической потребностью в любви есть свидетельства того, что они не получили в детстве достаточно любви и тепла от матери или их привязанность к матери уже тогда имела форму навязчивости. В первом случае невротическая потребность может выражать стойкое стремление к получению материнской любви, недополученной ранее, но уже от другого человека. Во втором во взрослом поведении прослеживается непосредственное повторение детского цепляния за мать. Но без ответа остается вопрос – «Почему этим детям было так необходимо цепляться за своих матерей?».

Нарциссическая черта – известно, что нарциссическая личность эгоцентрична и действительно лишена способности любить. Однако самолюбие и эгоцентризм, основанный на тревоге, имеют существенные различия. Невротик относится к себе как угодно, но только не хорошо. В крайних случаях он может открыто себя презирать. Он стремится быть любимым, чтобы повысить свою самооценку и почувствовать себя в безопасности.

Страх потери любви – у невротика он очень велик. Для понимания этого страха необходимо понимать значение, которое он придает тому, что его любят. Зачастую наличие любви в этом случае отождествляется с удовлетворением жизненно важных потребностей.

Орально – эротическая фиксация, подтверждению этой точки зрения служит ненасытность невротической потребности в любви. Эта фиксация относится к тому раннему периоду жизни человека, когда удовлетворение витальных потребностей и удовольствие были сосредоточены вокруг оральной зоны.

Защита от тревоги – часто невротическая потребность в любви возрастает, когда человек оказывается в сложной жизненной ситуации. Навязчивость, неразборчивость и ненасытность этой потребности становятся понятнее, если предположить, что они служат успокоению и обретению безопасности – «Если ты меня любишь, то точно не обидишь».

В ряде случаев невротическая потребность в любви проявляется преимущественно или исключительно в сексуальной сфере. Для ее понимания стоит учитывать, что сексуальные желания не всегда отражают именно сексуальные потребности. Это так же одна из форм контакта с другим человеком. Невротическая потребность принимает сексуальную окраску, когда эмоциональные отношения с другими людьми очень сильно нарушены. Это переполняет человека тревогой, и сексуальность остается для него единственным мостиком для взаимодействия с окружающими. Он вступает в одну сексуальную связь за другой, как будто под принуждением потому, что не может перевести отношения в другую плоскость. Это является причиной того, что такие люди с большим трудом переносят половое воздержание.

Невротическая потребность в любви имеет прямую связь с тревожностью. В детских историях невротиков обнаруживается множеств факторов, способных вызвать очень интенсивную тревогу. Это может быть запугивание, влекущее за собой снижение самооценки и повышение враждебности. В данном случае изначальная тревога ребенка возникает, потому что он чувствует, что выражение им собственных враждебных импульсов несет угрозу безопасности его существования.

Базальную тревогу невротика можно описать как чувство беспомощности во враждебном и подавляющем мире. Такая тревога обычно не осознается человеком. Он может бояться чего угодно,  грозы, публичных выступлений, полетов и многого другого, но все эти страхи, как правило, проистекают из глубинной базальной тревожности.

Существует несколько способов защитить себя от этого страха:

невротическая потребность в любви – «Если меня будет любить, то не причинят мне вреда».

подчиненность – «Если я буду делать все, что от меня хотят, то моей безопасности ничего не будет угрожать».

навязчивое стремление к власти и превосходству – «Я стану таким сильным, что никто не сможет меня обидеть».

эмоциональная изоляция – «Уйти от людей, чтобы почувствовать себя в безопасности, подавить свои чувства и стать неуязвимым, если нет эмоций, то нет и боли».

Каким бы ни был выбор невротика – он никогда не будет свободным и удовлетворяющим. Он придерживается той или иной тенденции не потому что искренне этого хочет, а для того чтобы справиться с тревогой. Он может пытаться достичь своей цели различными, порой совершенно противоречивыми способами и это снова не принесет ему желаемого результата. С этой точки зрения невротическая потребность в любви, с ее навязчивостью и ненасытностью выступает лишь как один из способов защиты от тревоги, который так же не работает. Таким образом, осознание и преодоление этой тревоги становится единственным способом избавления от невротической потребности, ведущим к обретению истинной гармонии в отношениях. Сделать это самостоятельно не представляется возможным, потому что возникновение данного психического феномена относится к очень ранним периодам жизни человека. Все или почти все обстоятельства, способствовавшие этому, вытеснены в сферу бессознательного и недоступны. Их понимание и проработка возможны только при психотерапевтической работе.

Спасибо за интерес, проявленный к моим публикациям!!!

Получить дополнительную консультацию или записаться на прием Вы можете по телефону 8-905-798-73-13 или в форме обратной связи на моем сайте niknyuteva.ru

С искренним уважением и заботой,

Психолог, Ирина Никнютьева

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.