Когда тело говорит и когда тело молчит

Работая с клиентами, не перестаю изумляться мудрости человеческого тела. 

Возьмите практически любой симптом, проявившийся “не пойми откуда”, и вдруг обнаружится, что где-то поблизости есть реальное событие, которое его спровоцировало. Говорить, что именно событие спровоцировало телесную реакцию напрямую не вполне, на мой взгляд, корректно. Скорее, телесная реакция – это то, что высказано, не будучи высказанным. То, что высказывает тело, потому что словами это по какой-то причине не выразить…

Наша речь изобилует пословицами, поговорками, фразеологизмами, описывающими такие телесные реакции и раскрывающие их символическую суть:

“С тяжелым сердцем”

“Трудно высказать и не высказать все, что на сердце у меня”

“Сердце из груди выскакивает”

“Душа в пятки ушла”

“Всех любить – сердца не хватит”

“У меня на это уши заложило”

“Пятки горят”

“Что в сердце варится — на лице не утаится”

“Что, Иванушка, не весел, Буйну голову повесил?”

“Повесить нос”

“Согнуться от горя”

“Видать сокола по полёту, а доброго молодца — по походке”

“От страха поджилки трясутся”

“Почернел от горя”

“Голова болит о чем-то”

“Скрипит зубами от злости”

“Позеленел от зависти”

“Тоска скрутила”

“Живот от страха свело”

“Глаза не глядят (на что-то)”

“У меня туда ноги не идут”

“Тошнит от этого”

“Тоска душит”

“Слезы душат”

“Желчь поднялась”

“Желчный человек”

“Сыт по горло”

“Я его не перевариваю”

и еще много-много других! 

В реальной жизни можно видеть, как эти поговорки и пословицы действительно живут в теле – как наши эмоции проявляют себя через тело.

Так например, нередки случаи, когда какая-то проблема не дает нам покоя, мы в действительности испытываем кожный зуд. Напряжение в мышцах тела, в первую очередь в плечах и шейно-воротниковой зоне, связанное с необходимостью разрешить проблему и с невозможностью этого сделать, а также ситуации невыраженного гнева (вызывающие нередко напряжение тех же групп мышц), могут приводить к головным болям.

С одной стороны, эта реакция – естественна. Эмоции всегда сопровождаются определенными физиологическими реакциями, они неотделимы друг от друга. Здесь и изменение гормонального фона, и изменение в работе сердечно-сосудистой и дыхательной системы, костно-мышечной системы и др., – все это обеспечивает нам слаженная работа вегетативной нервной системы и древние механизмы ответа организма на жизненно важные ситуации.

По ряду причин человек порой не имеет возможности осознать свои эмоции или выразить их. Чаще всего это связано с темы запретами, прямыми или скрытыми в определенного рода посланиях, которые мы получаем в родительской семье или в близком значимом окружении. 

Когда симптом уже проявился, мы можем связать его с определенными ситуациями, а знания, накопленные в телесно-ориентированных направлениях психотерапии и в области психосоматики помогают предположить первичный источник возникновения симптома и наметить  тактику работы с ним.

Но как быть, когда проблема не только не осознается, но и не проявляет себя в теле? Есть ли возможность предсказать ее появление, и, кто знает, предупредить ее развитие?

Когда работа страдания проходит где-то в глубине, и даже на уровне тела сложно заметить явные изменения, мы можем обратиться к сигналам из бессознательного: образам воображения и сновидениям.

Имагинативные методы психотерапии и проективные методики обладают в этом смысле большой ценностью. Например, в кататимно-имагинативной психотерапии есть целый набор мотивов, позволяющих работать с телесностью. Рисунки, появляющиеся в результате работы с образом, также могут многое рассказать о состоянии здоровья человека. Они многофункциональны, многозначны, поскольку на символическом уровне способны отобразить и эмоциональное состояние, внутренний конфликт человека, и зарождающиеся телесные проблемы.

Сновидения несут в себе зашифрованную информацию не только о нашем психическом (личностном или коллективном). Они сообщают нам и о состоянии нашего физического тела. Сны позволяют порой предсказать болезнь тела задолго до ее действительной манифестации. Так, например, есть мнение, что сновидение, которое приводит в качестве примера в своей книге “Толкование сновидений” З.Фрейд, в котором Фрейд видит свою пациентку Ирму и обнаруживает вместе с коллегами у нее симптомы ряда заболеваний, в том числе и в области рта и горла, на самом деле было предвестником его собственной болезни – рака гортани. 

Когда тело говорит и когда тело молчит

Томаш Ален Копера, «Рай и Ад»

Разработанный Стивеном Айзенстатом метод Дримтендинг предлагает методику работы со сновидениями, направленную на понимание страданий тела и его исцеление. Этот метод предлагает иное – не механистическое – отношение к телесным недугам.

«Образы сновидения, связанные с нашими телесными расстройствами, сами часто выходят из строя, бывают дефектными, злокачественными или поврежденными. Например, образ ржавых ворот, скрипящих на ветру, может символизировать боль в локтевом суставе. Сон о грязном стоячем пруде может сигнализировать о расстройстве желудка. Зрелище вырванных корней деревьев может быть образом, идущим от поврежденных ног. Эта же идея справедлива и для более экстремальных телесных недугов. Когда возникает рак, пораженная часть организма может посылать образы сновидения о зараженности паразитами, размножившимися внутри большой дыни, которая почему-то растет в нашей гостиной. Сны о домашней собаке, истощенной и страдающей, могут быть посланы больным телом, чтобы объявить о состоянии анорексии. Я называю подобные образы “ранеными” образами сна.

Применяя Дримтендинг, мы работаем с физическими расстройством через работу с раненым образом. Когда мы лечим образ сновидения, это начало процесса исцеления физического расстройства, вызвавшего образ. В этом заключается суть практики. Чтобы излечить раненый образ сна, исцелите себя. Тогда образ возвращается к жизни, как и мы.

Практикуя исцеление раненого образа сновидения, нужно найти центральную идею, лежащую в основе нашего «врачевания». Обнаруживая раненый образ, мы делаем это, исходя из нашего собственного ощущения раны. Отношение, необходимое для активизации потока целительной энергии в раненый образ, возникает благодаря включению нашей уязвимости при контакте с раненым образом. Мы не рвемся немедленно устранить рану. Собственная раненность глубоко внутри позволяет нам найти для раненого образа сострадание, сочувствие и необходимую заботу.


 

Такое отношение исцеления формируется нашим отношением к собственной смертности. Практически во всех целительных традициях сознательное отношение к смерти наполняет жизненный цикл на каждом шагу. Мы понимаем, и что раненый образ сновидения, и мы, испытывающие страдания люди, — раненые целители. Мы оба переносим болезнь, а также обладаем лекарствами, необходимыми для лечения». (Стивен Айзенстат, «Дримтендинг: метод исцеления сновидениями»).

Анастасия Коновальчук,

аналитический психолог,

кандидат психологических наук,

ведущая сновидческой группы «Дары глубин»

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.