Клиент и терапевт – навстречу друг другу.

Поводом для этих записок стали многочисленные дискуссии коллег – психологов в Сети, на конференциях и форумах. Среди этого массива споров и обсуждений можно выделить два ключевых вопроса, по сути своей образующих дихотомию: «Каков он – «идеальный» клиент психолога?» и «Каков он – настоящий помощник для клиента?»

В большинстве суждений по первому вопросу на ведущую позицию выходят мнения о необходимости у клиента устойчивой мотивации на работу с психологом. Как показывает мой двадцатипятилетний опыт психологической практики только 10 % людей, переступивших порог психотерапевтического кабинета, приходят туда осознанно, понимая цель визита и вполне представляя результат, которого хотелось бы достичь. Чаще всего визит происходит по чьему – либо совету, рекомендации, направлению. В этих случаях приходится тратить общее время и клиента, и специалиста на мотивационно – разъяснительную работу. Иногда оказывается, что ожидания от встречи с терапевтом кардинально отличаются от целей и задач терапевтической работы.

С другой стороны, если отвечать на второй вопрос, специалист зачастую становится неким заложником той профессиональной парадигмы, шаблонов, мнений и суждений, которые формируют основу его профессионального мировоззрения и обеспечивают легитимность применяемых на практике психотехнических инструментов. Клиент – человек, имеющий собственную «механику взаимодействия» со своим внутренним миром и внешней средой, бывает совершенно неготовым следовать маршрутом, который искренне и настойчиво предлагает ему терапевт…

Что  же делать? Некие ответы на этот вопрос я нашёл у Курта Людевига, в описании  клинических моделей помощи (по: Ludewig, 1992)  и добавил к ним собственные наблюдения.

Можно попробовать дифференцировать весь массив обратившихся за помощью, основываясь на общем характере запроса и направленности психологической работы. Для этих целей я использую следующие метафоры (терапевту и клиенту одинаково интересно и есть повод развивать сотрудничество)

– «Уставший чемпион» – всё время в движении, динамике, от результата к результату…Наступает момент, когда силёнок (ресурсов, знаний, умений, навыков) не хватает. Где и как взять – не понятно.

Лейтмотив обращения к психологу: «Помогите мне расширить и использовать мои возможности!», с охотой принимает информацию, тренируется, выполняет домашние задания. Научившись и отдохнув, убегает дальше. Может однажды вернуться, хотя чаще находит другого «тренера».

– «Выживальщик» – приказано выжить по жизни! Все и вся ему должны! Чуть что – «я так не играю!» Основной характер запроса: «Вы должны мне помочь перенести мои трудности!». Принимает помощь избирательно, но, если первая встреча задалась, то приходит периодически. Всю жизнь.

– «Крепкий орешек» – уверен, что со всеми жизненными невзгодами можно «разобраться – решить – вылечить». Запрос: «Помогите мне покончить с моими трудностями!». Типично медицинская модель отношений – доктор, мне бы пилюлю, а лучше – давайте резать. Предпочитает специалистов  различных школ и подходов. Привыкает терять части своей сущности и не замечает этого.

Для чего, спросите, такая затейливая клиентская классификация. Всё просто. Я считаю, что надо работать с тем, что есть у клиента, с чем он пришёл. Не пытаться сделать из «Выживальщика»  чемпиона и наоборот. Соответственно и к терапевту предъявляются требования определённого рода: максимальная толерантность к жизненному укладу и особенностям психического функционирования клиента, полимодальность (профессиональная разноязыкость),бережное отношение к любому движению души клиента, принятие   любой ипостаси клиента, проявленной в ходе терапии. И помнить основные принципы системной терапии:

– раз пришёл – значит наш;

– чему быть – того не миновать;

– раз случилось – значит вовремя;

– когда закончилось – тогда и всё.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.