Как я попадаю в эмоциональную яму, в свой персональный ад.

Еще Дж. Холмс заметил в свое время: «Вселенная не враждебна и не дружелюбна к нам. Она просто безразлична”.

Но чаще всего, любое внешнее обстоятельство интерпретируется, как отношение ко мне.

И тогда, я становлюсь неустойчивым, уязвимым, несвободным и эгоцентричным, поскольку здесь я могу не замечать мотивы других людей, а только свои дефициты.

Например, мне не удается о чем-то договоиться с кем-либо на моих условиях (вспомните любой близкий Вам пример).

И я выбираю интерпретировать это как то, что меня недостаточно любят, ценят, уважают и т.д. и тогда я могу попадать в свою недостаточность, ненужность, никчемность.

Хотя не было никаких прямых обвинений, обесценивания, отвержения и т.д. со стороны.

Процесс закручивается по спирали, захватывая всего меня, слепляя один контекст моей жизни с другим, как снежный ком.

К этому может добавиться чувство вины и стыда, поскольку,

чаще всего, мы чувствуем себя виноватыми вовсе не тогда, когда нас в чём-то обвиняют, а тогда, когда мы не сумели за себя постоять. И мы можем бояться быть замеченными в этих чувствах, теми, какие мы есть.

И в довершении всего, я могу оказаться в изоляции внутри себя и

своими образами живых людей, и с ними строить отношения и раниться, когда реальные люди оказываются другими.

В токсическом стыде, в который я могу в итоге попасть, хочется исчезнуть, провалиться сквозь землю и очень сложно быть в контакте.

Я раздираем противоположными тенденциями: с одной стороны – выход из изоляции можно осуществить через контакт и из него же можно получить много чего важного для себя – любовь, например, а с другой стороны, он может таить в себе затронутость- опасности еще большего разрушения, боли, предательство себя, истощение от необходимости не быть собой, а вести себя определенным образом, за что можно получать наказание.

И я, постепенно, все сильнее и сильнее оказываюсь охваченным адским белым пламенем боли, увязая в нем все больше и больше. Так я проваливаюсь в эмоциональную яму, в свой персональный ад.

Это напоминает мне то, что раньше со мной делали другие и я научился делать это с собой.

Если раскручивать этот процесс в обратном направлении, то можно обнаружить следующие вещи:

1. Мир действительно нейтрален.

Я сам могу делать его дружелюбным или враждебным. Любым. Проецируя на него, как на пустой экран любую идею, впоследствии проживая ее, строя свою персональную реальность.

Если развернуть эту проекцию обратно к источнику, т.е. ко мне, то станет заметно, что

моя боль оживает в этом.

Она была и есть.

И поскольку, каждое действие стремится к завершению,

мощный эмоциональный заряд, сдерживаемый защитами, к разрядке,

она стремится быть прожитой, выпущенной наружу.

Но есть страх, что она будет настолько огромной, что меня разорвет. А может, я не хочу, проживая ее встречаться со своим одиночеством, а допустить, что я при этом буду не один и замечен в этом, поддержан, а не разрушен, мне сложно.

Поэтому проекция меня защищает в какой-то мере от встречи с моей болью и реальным миром.

2. Накапливая достаточное количество опыта и таких интерпретаций, я могу формировать определенные убеждения о себе и о мире.

Таких, как: я одинок, хрупок, уязвим, недостаточен, а мир большой, непредсказуемый и весьма недружелюбный.

Мир – большая мама. И, в зависимости, от детского опыта, холодная, отстраненная, небезопасная.

И тогда, я могу ощущать себя человеком, чье существование и выживание сильно зависит от нее.

И я могу ощущать дефицит в безопасности, замеченности, теплоте и т.д. Что может задержать меня какой-то частью в том возрасте, в котором я эмоционально все это недополучил.

И я, таким образом, могу ощущать себя недостаточно взрослым, неотсепарированным, поскольку необходимые для этого задачи развития не решены, дефициты не закрыты, ресурсов для отделения не достаточно.

Но время остановить не возможно. Как невозможно и не встречаться со своей болью, которая, будучи замороженной, по мере появления сил и лазейки, размораживается, делая нас живыми.

Живой, безопасный, доверительный терапевтический контакт позволяет распаковать,

отгоревать и получить в контакте, все, что было так необходимо – сочувствие и присутствие, а так же опыт, что можно быть уязвимым в присутсвии другого без риска разрушения.

И в итоге, позволяет поместить внутрь себя другую маму.

Быть в хорошем контакте важнее, чем настаивать на своем способе жить.

Поскольку, потребности в близости, теплоте, принятии и т.д. удовлетворяются в контакте.

Делая возможной новой качество жизни. Она не будет без боли. Но с новым ощущением себя, уровнем свободы, опорой на себя и на других.

И поэтому, сколько зрелости нужно, чтобы принять тот факт, что “Вселенная не враждебна и не дружелюбна к нам. Она просто безразлична”.

Сил и терпения Вам на этом пути.

 

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.