Детская истерика – как быть, чтоб не навредить.

Речь здесь пойдёт о детской яростной истерике. Когда ребёнок рассержен, выплёскивает свою ярость во внешний мир со всей силой своего бытия. Когда не работают ни отвлечение, ни обман, никакие другие приёмы. Когда на родителя накатывает волна стыда или гнева и он понимает, что что-то делает не так и книжки умные читает и передачи слушает, где говорят как надо, а ничего не работает. Как себя вести правильно? Как не навредить психике ребёнка?

Знакомая родителю ситуация. Ребёнок закатил истерику. Хочется «прибить», «пожалеть», «дать уже то, что хочет, пусть только успокоиться» или – тут много разных «или « и все они приводят к нарастанию количества истерик в единицу времени.

Почему? Потому что позиция родителя важна для ребёнка в этот момент. И эта позиция удовлетворяет потребность развития или не удовлетворяет. В первом случае истерики сходят на нет, во втором колосятся.

Я говорю не о внешней диспозиции – нахождении или отсутствии  взрослого относительно ребёнка физически. Здесь  тоже есть много советов – из разряда: уйти, оставить одного «пусть перебесится». Не вариант! Чревато нехорошими последствиями.

Я говорю о внутренней позиции, о так называемой модели поведения родителя. Какая она правильная модель?

Здесь две важнейшие черты – принятие и отражение. Они важнейшие и наисложнейшие одновременно.

Сложно принимать негативные эмоции вообще, а своего ребёнка ещё сложнее. Взрослый (мама в основном) ведь не только этим занимается. У неё куча дел и обязательств. Куча собственных взглядов, установок, сомнений, опасений , тревог и другого психического так скажем материала. А тут нужно ещё и уместить  в свою психику массу отрицательной энергетики собственного ребёнка ,причём как правило в момент Х, когда места этого просто нет. Ведь истерики закатываются в самый ненужный и самый болезненный момент -или в общественном месте, или нужно срочно куда-то идти или просто устала и планировала полежать, или расстроена чем-то, то есть в момент когда взрослый уязвим!

Принимать сложно в принципе. Мышцу принятия родителю  надо качать задолго до того как началась эта конкретная истерика. Да, да именно мышцу! Ведь психика – это и инструмент ,который используется мамой для воспитания – знает она этого или не знает. Как? Об этом попозже.

Главное понимать, что этому можно и нужно научиться. При желании и усилии. Но не заставить себя, а именно научиться реагировать по-другому. Перепрограммировать себя – да, так точнее и понятнее. Научиться принимать не только положительные эмоции своего ребёнка, но и отрицательные, те, которые  очень важны для его развития.

 Гнев, злость, ярость – это сильнейшая энергия огня, которой необходимо уметь управлять себе на пользу , а не во вред будущему взрослому. К сожалению нас с вами, в большинстве своём, не учили управлять. Под управлением понималось -подавлять, но это разные вещи.

Управлять учит родитель, когда демонстрирует ребёнку принятие его негативных чувств. Да ребёнок бьётся в истерике, да он в ярости, но физически и всеми фибрами души он ощущает кто рядом с ним в этот момент – злой, равнодушный или спокойный и устойчивый взрослый. Зеркальные нейроны работают. И чем младше ребёнок, тем на более глубоком психологическом уровне эта модель  поведения откладывается в подсознании и формируются нейронные связи..

И то, как научит родитель сейчас – (внимание!) – есть основа реагирования в будущем на истерику собственного ребёнка- следующего в цепочке поколений!

Ребёнок , особенно маленький, только через опыт познаёт и усваивает как вообще-то люди себя ведут в тех или иных обстоятельствах. Мама – первый опыт. Первый тренажёр. Потом папа. Отношения между мамой и папой – третий. Потом весь остальной социум. Вот из этого супа и складывается модель поведения в обществе. Как со мной поступают, так и я с миром поступаю. К моменту выхода в школу уже практически основа-база заложена.

После 7 лет –  только корректировка. Человеку нужно будет прикладывать усилия психики, чтобы корректировать своё поведение. И чем старше, тем труднее это сделать. Почему? Потому что мозг так устроен. С ростом и развитием больше задач, больше и больше впечатлений и осмыслений, больше информации. И другие способы защиты психики. Другие способы реализации своей ярости. Через месть, например, или через ябедничество или через воровство. Последнее ещё похлеще истерики на  близкого взрослого воздействует!

Период для освоения основных эмоций, для строительства базовой платы пульта управления – это дошкольный возраст. Во взрослом возрасте учиться управлять собой это – трансформировать  жизненный опыт, перерабатывать детский опыт . Больше никак. Подавление  ярости, злости, ненависти и других видов огня в больших количествах будет приводить к соматическим и психическим заболеваниям.

Как же выглядит идеальный родитель – принимающий и отражающий эмоции? Давайте представим и  примерим на себя эту модель.

Итак, Ребёнок в истерике, а Взрослый не орёт, не злится, но и не равнодушен. Он не идеализирует гнев дитяти. Он спокоен, устойчив, осознан. В его теле в этот момент нет напряжения, но есть твердость и устойчивость. И что не мало важно -любовь к ребёнку, вера в него. Одновременно.

Он как скала, которая транслирует на бессознательном уровне примерно следующее:

Я здесь я рядом с тобой, ты в безопасности. Да ты в ярости. Это просто ярость – одна из твоих эмоций, сильных эмоций. Раз появилась эта сила, значит,  ты  растёшь. Ты не хочешь смириться с правилами. Твоя реакция понятна мне. Но правила есть правила, границы есть границы – это объективная реальность и ты научишься их соблюдать. Я здесь. Я с тобой. Я жду и верю в тебя. Всё будет хорошо. Я люблю тебя.

Принятие и отражение  негативных эмоций здесь невербально, то есть оно не озвучивается словами. Но при этом родитель не особенно навязывает ласку и не отталкивает обиженно, когда ребёнок ,устав, всё таки протянет к нему руки. Малыш ведь  и сам не рад этой ярости.

Что происходит с ребёнком в этот момент?                                                     

-Оно само накатило и захлестнуло, затопило. Как справиться, если не чем ещё справляться. Вот мама выдержала  – значит и у меня что-то уже появилось внутри -первый кирпичик положен. Моё бессознательное запомнило и установило  нейронные связи под названием « Всё в порядке. С этим можно совладать оказывается! И меня любят всё равно, даже такого!».

Когда ребёнок уже говорит и понимает речь и делает умозаключения к 3-4 годам. Можно добавить отражение с помощью слов – вербально. Вот здесь уже и включаем активное слушание всеми любимое :

Ты злишься на меня…ты расстроен…ты хотел бы, но…правила есть правила…

А внутренне родитель транслирует скалу и любовь. Если скала не получается у родителя, то и вербалика будет бесполезна. Вот в чём фокус.

В этом взаимодействии есть один важный момент. Родитель дает право ребёнку чувствовать. Он не обесценивает его чувства, как бывает , когда родитель выходит из комнаты «пусть перебеситься» или начинает орать от беспомощности «прекрати », или отгораживается и «бессознательно замерзает». Он отдаёт ребёнку вместе с правом на чувства и ответственность за них,  не пытается  контролировать  . А если  ответственность и контроль переходят к хозяину  чувств -он растёт! Он развивается! Понимаете? Он растёт ответственным за свои чувства. Уже не родитель отвечает за то ,как правильно и как не правильно чувствовать, а сам ребёнок чувствует себя состоятельным, раз ему доверяют, раз в него верят. И это происходит не один раз , а систематически. Ребёнок проверяет взрослого и убеждается снова и снова: В него верят и  его любят, хотя и ограничивают. Вот он баланс между надо и хочу, который формируется, тренируется не только в наших душах, но и в психике ребёнка.

Как детский психолог, в игровой терапии,  я много раз сталкивалась с тем, как ребёнок удивляется, как проверяет  наше с ним взаимодействие. Внутри него вопрос:«А эта тётя правда такая добрая? А если я вот это сделаю , а если это…» И убедившись, что действительно ограничение – это просто ограничение и ничего более ( ничего личного), он расслабляется : проигрывает негативные эмоции и внутри постепенно, со временем, выстраивается та самая база пульта управления.

Фактически детский психолог ( игровой терапевт, который работает с детьми ОВЗ или детьми у которых такая вот поведенческая проблема, как истерики) – предоставляет психике ребёнка в кабинете ту самую правильную и необходимую скалу, которую родитель не может ему предоставить по своим собственным часто не зависящим от его разума причинам.

Ведь, всё о чем здесь идет речь вещи из бессознательного.

И ,поверьте ,иногда ,действительно,  для постороннего ребёнка это сделать проще чем для своего. Согласны? Вот она сила бессознательных реакций! Речь идёт о доверии к себе, к миру. Результатом становится  детская установка :«Если я состоятелен, значит, я могу справляться. Неудачи просто случаются, а я – хороший».

Разумеется, этот способ реагирования не подходит для общественных мест. В этом случае просто, молча, взяли под мышку и унесли. Скала  тогда наша с ногами и руками транслирует следующее: «Да ты брыкаешься, кусаешься и кричишь, я с тобой , но я должна тебя унести хочешь ты этого или нет. Я тебя люблю. Но так себя вести ты не будешь – это не по правилам».

И сила здесь нужна довольно большая. Если мама не справляется ,значит папа взял и унёс в безопасное место. А там всё по написанному.

Так что дорогие родители ещё раз- мышцу ( силу) надо качать задолго до и физическую и психическую. И это реально.

А ещё даже если и накачали мышцу и научились справляться с собственным состоянием, помните, что это всё равно выматывает и ресурс, который был затрачен необходимо восполнять. И это тоже можно сделать в кабинете психолога.

Поэтому я за комплексный подход. Если привели ребёнка к психологу, то и родитель – добро пожаловать за поддержкой и проработкой.

Галина Поломодова

 

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.