Читая Фрейда: “По ту сторону…”. Принципы удовольствия, константности и реальности.

Переход от топической к структурной модели психики, подразумевающей более сложное устройство психического аппарата и динамическое взаимодействие между различными структурами, потребовал от Фрейда переосмысления являвшегося ранее базовым представления о принципе удовольствия. Принцип удовольствия сам по себе нуждался в более четком осмыслении. Так, рассматривая его действие на уровне примитивных организмов, Фрейд упоминает «принцип нирваны» (по выражению Б.Лоу) как условие максимально стабильного состояния биологического объекта. В этом смысле, организм стремится к минимизации любого внешнего или внутреннего раздражения и, в конечном итоге, к его полному нивелированию. Однако, в таком случае организм, по сути, должен был бы стремиться к состоянию неорганическому, максимально раздробленному, так как энтропия (как мера хаоса и неупорядоченности) неизбежно нарастает по мере усложнения системы. Тогда само существование и развитие жизни выглядит как некий парадокс, отражающий динамически противодействующие силы – влечение к жизни (и соответственно, к усложнению и неизбежной нестабильности) и стремление смерти (то есть стремление к достижению неорганического состояния).

   Размышления о соотношении влечения к жизни и влечения смерти приводят Фрейда к представлению о том, что принцип повторения (восстановления состояния) является филогенетически более древним, нежели принцип удовольствия. Само по себе удовольствия начинает мыслиться как результат избавления от напряжения, то есть восстановления исходного состояния, характеризующегося низким уровнем раздражающего возбуждения (внешнего или внутреннего). Таким образом, принцип удовольствия, по сути, находится в подчинении стремлению к смерти, стремящемуся прекратить всяческое возбуждение и перевести органическую материю в неорганический субстрат. Принцип удовольствия и влечение к смерти могут осмысляться не как антагонистические, а, скорее, как одновременно протекающие процессы, поддерживающие друг друга и, в то же время, находящиеся в динамической борьбе, в которой ни один из них не может начать доминировать. Единственным стремлением жизни становится смерть.

Этот парадокс, характерный для осмысления психики в рамках топической модели (Сз-ПрСз-Бсз), частично разрешается при введении модели структурной, в которой каждый из компонентов системы наделяется собственным базовым принципом.

Так, принцип удовольствия становится прерогативой лишь первичных психических процессов, определяющих действие бессознательного. Однако, поскольку само понятие «удовольствия» является оценочным, необходимо более точное понимание того, что это понятие обозначает в терминах психического. Поскольку «удовольствие» ассоциировано, прежде всего, с реализацией влечения, т.е. снижением его интенсивности, Фрейд вводит экономический принцип – удовольствие тут связано со снижением напряжения, в то время как нарастание напряжения переживается как неудовольствие. Фрейд указывает, что подобную взаимосвязь не следует понимать прямолинейно. Ссылаясь на труды немецкого психолога Теодора Фехнера, Фрейд приходит к формулированию принципа «константности», т.е. некой стабильности уровня возбуждения. Так, стабильность и устойчивость состояния становится условием удовольствия, в то время как неустойчивость рассматривается как главное условие неудовольствия. Принцип константности в этом смысле аналогичен принципу удовольствия, однако выражен в экономических терминах и понятиях. 

Структурная модель позволила Фрейду по-новому взглянуть на проблему неудовольствия в психической жизни. Следуя замечанию Фехнера о том, что «…стремление к цели еще не означает достижения цели», Фрейд формулирует принцип реальности, основной принцип деятельности Я. Неудовольствие тут формируется на стыке бессознательного, регулируемого стремлением к удовольствию, и препятствий, которые исходят их Эго, регулируемого принципом реальности. Однако, Эго вовсе не противоречит получению удовольствия – оно лишь модифицирует его, либо прокладывает «обходные пути» для реализации влечения. Само Эго при этом руководствуется стремлением к самосохранению. Кроме того, важными источниками неудовольствия являются «прорывы» вытесненных парциальных влечений, реализация которых в ущерб более зрелым модификациям расценивается Эго как неудовольствие.

Таким образом, в рассуждениях Фрейда принцип удовольствия сохраняет свое значение, однако становится атрибутом первичных психических процессов, ассоциированных с бессознательным. Принцип реальности – выражение деятельности Эго, обеспечивающего самосохранение. Принцип константности тесно связан с принципом удовольствия и выражает последний с позиций экономики психической жизни.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.