Большие девочки не плачут. А если кто-то умер?

Я регулярно встречаюсь со смертью. Слава Небу и моей профессии, не часто )

Первая встреча случилась года в 3, когда умерла моя прабабушка. Тогда я услышала и запомнила только то, что она умерла тихо во сне. Просто не проснулась. И хотя я присутствовала в квартире своей бабушки, где это произошло, увидеть мертвое тело мне не дали. Да и похорон я не помню. Наверное, меня не взяли.

Следующая встреча со смертью для меня состояла из прощания с любимым местом моего детства в Кубанской деревне. Мне было 5 лет. Прощание с телом опять не состоялось. Я только помню, что мы приехали на поезде уже после похорон и не было больше витых сладких прабабушкиных пирожков, веселых игр с соседскими детьми, не нужно было помогать сажать кукурузу по три зернышка в лунку, и все были грустные. В семье долго горевали, что придется продать дом и мы лишаемся единственного места, связывавшего нас с корнями.

Третья встреча состоялась и вовсе заочно. Мне было 9 лет. Я гостила в Петербурге у своей бабушки, когда пришло известие от родителей, что мой Мурманский дедушка скончался. 

Я его обожала! Просто боготворила. Он был не родной мой дед, а потому, возможно, был не похож ни на одного из членов моей семьи. Он был мягким. Я могла сидеть у него на шее в прямом и переносном смысле, прятать его любимые сигареты (к сожалению, именно от рака легких он в итоге и умер), капризничать после садика и отказываться ехать гостить, но он всегда находил слова и никогда в жизни не повышал свой голос ни при каких обстоятельствах. 

Помню, что после этой новости я отпросилась погулять во дворе и долго ходила молча взад и вперед по поребрику, даже не в силах заплакать. Символом моего взросления в семье была фраза “большие девочки не плачут”. Ее мне озвучили в 7 лет.

К чему я веду свой “лонг рид”? К тому, что тема смерти не просто всегда была и остается закрытой в нашей культуре (об этом будет мой следующий пост), говорить о ней вслух сложно и зачастую болезненно, а уж обсуждать ее с детьми совершенно не представляется возможным для многих взрослых. И не важно, будем мы говорить о смерти реально случившейся с кем-то из близких или о ее возможной встрече с каждым из нас.

Благодаря собственному детскому опыту и одной из чудесных книг моего учителя Ирины Млодик “О том как строить мосты, а не стены” я научилась говорить о смерти вслух с детьми и подростками разного возраста. Ни для кого не секрет, что в разном возрасте дети периодически очень интересуются этой темой и выражается это у всех по-разному. Кто-то рисует страшные картинки или рассказывает истории про “черную-черную комнату”, кто-то боится спать без света или наоборот смотрит фильмы ужасов и ходит на кладбище.

Одна из моих летних работ – встреча с девочкой подростком, которая сама попросила свою успешную современную маму отвести ее к психологу. (Да-да, сама удивилась впервые за свою практику встретив столь продвинутого подростка .) Так вот, оказалось, что мама готовится к операции и просит свою семью не приходить к ней в больницу. Ребенок, из-за невозможности поговорить с кем-то близким о том, что волнует ее больше всего, стала замкнутой, плаксивой, тревожной и чувствительной. Мама же – настоящий боец и оплот семьи, начала раздражаться, что дочь растет какой-то слабой, ее обижают в школе, а она не в состоянии дать отпор обидчикам.

Буквально 1 встреча с мамой (а я всегда начинаю работу с родителей, даже если “проблема в ребенке”) и 2 встречи с дочкой оказали огромное влияние на обеих. Мама, которая никогда раньше не была у психолога и считала, что в состоянии справиться с любыми трудностями сама, сделала для себя открытие, что поход к психологу может расслаблять не хуже, чем день проведенный в СПА салоне )) Ведь у психолога можно перестать спешить, поговорить откровенно о том, что обычно ни с кем не обсуждаешь, боясь встретить непонимание/осуждение/конфликт, можно просто получить удовольствие от беседы с умным человеком на интересные тебе темы и взять себе на заметку идеи, которые раньше просто не приходили в голову. Девочка почувствовала облегчение, поделившись тревогой и озвучив свои страхи, получила поддержку из вне и нашла для себя способ внутренней поддержки самой себя, что дало ей силы оставить маму в больнице и уехать на каникулы в другой город.

К сожалению, я не знаю, чем закончилась эта история. Такова уж участь психолога, оставаться в неведении того, как сложилась судьба его клиентов в дальнейшем, после консультаций. Однако, я точно знаю, что каждому из нас важно иметь место и человека, где можно разместить свои переживания, опасения, страхи, а иногда и грустные воспоминания, получить поддержку или новый взгляд на давно больную тему.

P.S. Говорить о смерти со взрослыми я тоже умею.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.