“Без тебя плохо, с тобой невыносимо”, – о модели семьи, где всё должно быть плохо

Моему старому знакомому на днях исполнится 75 лет. Он женат в третий раз, и каждый последующий брак превосходит по длительности накала страстей предыдущий.

Поясню, что имею в виду под длительностью накала страстей. Все мы знаем, что сильные эмоции надолго не задерживаются. Человек эмоционально уставать и поэтому долго – по несколько недель, например, – пребывать на пике эмоционального напряжение было бы очень сложно. Это выхолащивало бы внутренние ресурсы организма и психики. С другой стороны, если подогревать переживания постепенно и планомерно увеличивать длительность их проявления, то можно натренировать себя на эмоциональные марафоны.

Мой старый знакомый, вероятно, так и поступает. Будучи бывшим марафонцем в реальном, в спортивном плане, он способен “бежать” интенсивные эмоциональные марафоны, неделями находясь в напряжении. Тут можно сделать оговорку о том, что тут интенсивность и сила – это понятия субъективные, то есть для каждого конкретного человека есть свои пороги и ограничения.

Например, для одного сильным переживанием может обернуться выговор у начальства, для другого – увольнение не станет поводом переживать. У каждого из нас свои триггеры, свои ценности, которые мы боимся потерять, и свои болевые точки.

Так вот этот старый знакомый испробовал свою эмоциональную систему по всем параметрам. То есть он подвергал риску разрушения всё, что представляло для него ценность. В том числе, благополучие семейной жизни.

В третьем браке он больше 20 лет. Из них около 10 лет проходят в ссорах, разъездах от жены, угрозах развода, оскорблениях и угрозах. Если послушать обоих супругов, то их версии будут разниться, но общим в них будет одно и самое важное обстоятельство: несмотря на то, что другой супруг невыносим и невозможен, расходиться им нельзя.

Есть мнение, будто браки удерживают общие дети. Но у них нет общих детей. Имущество? Их совместно нажитое имущество ничтожно мало, поэтому они явно не из тех, кто боится из-за развода потерять деньги, дома, дачи и т.п. Общность интересов, взглядов, уровня культуры? Но они из разных социально-культурных слоев: он – профессор из хорошей и крепкой семьи, она – продавщица, которая росла в детдоме. Трудно найти у них общие интересы. Их мало что связывает. Порой кажется, что их связывает только их совместное желание не разводиться. А также желание жить на вулкане страстей, когда тебе уже 60+.

И если для женщины боязнь остаться одной, – даже на старости, даже когда ты сама вынуждена ухаживать за престарелым мужем, – понятна. Все-таки считается, что замужество дает определенный статус, свидетельствующий о твоем успехе как женщине (можно как угодно относиться к этому стереотипу, но существует), и этим статусом можно козырять.

Но вот аналогичный страх для мужчины мне трудно себе представить. То есть сохранять брак только из страха остаться одному – это вряд ли. Для пожилого мужчины найти замену своей жене представляется более простым, чем для пожилой женщины (опять-таки этот стереотип может вызывать разные оценки, но он есть).

Зато такая жена обеспечивает для него возможность проживать всплески сильных эмоций в относительной безопасности. Она не уйдет от него даже в случаем сильнейшей ссоры, нанесения самых жестких оскорблений или даже побоев. Человеку нужно не только ощущение радости, веселья, счастья. Ему также нужны горе, гнев, ярость, обида, печаль. Но только в тех дозах, которые будут не слишком опасны для психики и не будут иметь по-настоящему опасных последствий. Наверное, эти дозы достаточны не для самих сильных эмоций, а для игры в них. Но очень правдоподобной игры. Вот, она выгоняет его на улицу, и он мыкается несколько суток, спит где придется, стесняясь обратиться за помощью к знакомым. Вот, она оскорбляет его детей, обещая сжечь им дом. Вот она приходит к нему на работу, закатывая безобразную сцену. Он терпит. Он как будто опускается на самое дно обиды, но терпит. Ему как будто нравится пере-проживать свой страх унижения, снижая интенсивность этого страха: вот оно самое страшное, что рисовала фантазия, и вот оно происходит, а я могу с этим совладать, я могу это терпеть, я могу это пережить. И не один раз. Он жалуется близким, родным, но на очевидный в этой ситуации совет “так, разведись с ней, если всё так ужасно” отвечает “нет, не могу”. Ведь жалобы и сочувствие со стороны собеседника – это для пущего драматического эффекта, для более яркой и колоритной игры. Потом он возместит за всё это сторицей. Затем они помирятся, на время обретут какое-то странное, казалось бы, неестественное благодушие. Ну, а далее – новый цикл.

Можно было бы назвать эту семью “дисфункциональной”. Но повторюсь, что они вместе уже больше 20 лет. Для них, особенно для него, – такая модель семьи выполняет все необходимые ему функции, из которых главная – совершать эмоциональный марафон на пике напряжения.

А норма – это всегда нечто усредненное, безжизненное, и потому для отношений между людьми далеко не всегда применимое.

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.