Альтеры, субличности, эго-состояния: в чем разница?

Понятие “субличности” ввел в употребление итальянский психолог Р. Ассаджиоли; это часть личности, которая обладает определенными установками, желаниями, потребностями. Самые частые и простые субличности связаны с определенными социальными ролями: дочь, жена, мать, работник и проч. Терапия субличностей показала высокую эффективность при решении сложных терапевтических задач – это может быть работа с травмой, самосаботажем, суицидальным поведением, навязчивым повторением, и многое другое.

Впрочем, предположение о том, что наша психика в достаточной степени фрагментирована, не является цельной, выдвигал еще Фрейд; отчасти из этой идеи вышло деление психического аппарата на сознательное, предсознательное, бессознательное и на Эго, Ид, Супер-Эго.

Эрик Берн, в свою очередь, выделил три так называемых эго-состояния: Я-Родитель, Я-Ребенок, Я-Взрослый. Соответственно, в каждый момент времени человек: либо занимает родительскую позицию и транслирует родительские установки; либо выступает в коммуникации в роли ребенка (обижается, капризничает и т.д.), либо проявляет свою взрослую, зрелую сторону. Это достаточно упрощенная модель, однако она эффективна при задаче улучшить отношения с другими людьми, сделать коммуникацию более адекватной и здоровой.

Речь об “альтерах” (alters) идет, как правило, в случае диссоциативных проявлений, прежде всего, диссоциативного расстройства личности. Очевидно, это слово произошло от выражения “альтер эго”, то есть “второе я”. Фактически это те же самые субличности, но потерявшие связь между собой. Когда мы переключаемся из одной социальной роли в другую – например, из роли матери ребенка в роль подруги – мы осознаем, что остались тем же самым человеком; меняется только видимое поведение, иногда настроение. Но эти перемены никогда не бывают слишком радикальными. В случае с диссоциацией целостность теряется: не выдержав какого-то травматического опыта, психика пытается хранить его изолированно, в некой отдельной “капсуле”, отделе памяти. Дальше этот механизм может стать привычным, и травмирующий материал обособляется от всего остального. Образуются или реальные провалы в памяти, или хроническое ощущение ирреальности происходящего.

“Альтеров” может возникнуть большое количество, в зависимости от степени фрагментации психики. Однако современный голландский психотерапевт Онно Ван дер Харт выделяет две основные структуры: “внешне нормальная часть личности” и “внешне аффективная часть личности”, ВНЛ и АЛ.

“Для ВНЛ характерно стремление участвовать в обыденной жизни, заниматься повседневными делами, то есть главную роль в функционировании ВНЛ играют системы повседневной жизни (исследования, заботы, привязанности и пр.), при этом ВНЛ избегает травматических воспоминаний. Функционирование АЛ оказывается довольно жестко детерминировано теми системами действий (защиты, сексуальности и пр.) или подсистемами (сверхбдительности, бегства, борьбы), которые были активированы во время травматизации. ВНЛ и АЛ чрезмерно ригидны и в той или иной степени изолированы друг от друга”. (“Призраки прошлого. Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы”)

источник: www.b17.ru




0 Комментариев

Комментарии

Обсуждение закрыто.